Мне давно надо было бы написать такие мемуары, но как-то лень было, руки всё не доходили. Запрос на интервью для «Политического Петербурга» — неплохой повод всё-таки заставить себя погрузиться в эти пять лет и достать оттуда всё самое важное.

Я начал активно участвовать в политической жизни в 2007 году — когда на выборах в ЗакС сняли партию «Яблоко», я понял, что голосования на выборах больше недостаточно, чтобы как-то влиять на будущее нашей страны. Движение «Солидарность» появилось в конце 2008 года, примерно в то время, когда волна «Маршей несогласных» полностью спала и тотальная апатия овладевала активистами оных маршей. В октябре я познакомился с парой активисток «Обороны» — Машей Говоровой и Дашей Костроминой — я пришёл в Парк Победы поснимать их пикет против призыва, их задержали, а я стал свидетелем в суде.

И вот Маша-то и позвонила мне с предложением поучаствовать в организации нового политического движения. Туда попадали по спискам от разных организаций, я был в списке «Обороны». Начиналось это всё как объединение нескольких политических групп. ОГФ Гарри Каспарова, не пошедшие в «Правое дело» активисты «Союза правых сил», представители РНДС Михаила Касьянова и РПР Владимира Рыжкова, «Обороны», а также самые оппозиционно настроенные активисты партии «Яблоко». В Петербурге последняя группа была весьма значительной, на собрании присутствовал даже Борис Вишневский, который набрал больше всех голосов в качестве делегата на федеральный съезд. Он, впрочем, посоветовался с федеральным руководством партии и от участия в дальнейшей деятельности отказался. Большая часть тех, кто не посоветовался, была постепенно из «Яблока» выдавлена. Также присутствовали в зале «Красного треугольника» люди из градозащитных организаций и регионалисты-ингерманландцы.

Я, решив наконец-то уже запятнать себя вступлением в какие-то ряды, ориентировался не только на симпатичных девиц из «Обороны», но и на многих людей, с которыми познакомился за полтора года — с кем-то мы узнавали друг друга на акциях и здоровались, а кого-то я знал только по «юзернеймам» в livejournal. Об этом я тогда и написал: http://volokhonsky.ru/wordpress/2008/12/07/peterburgs...

Начиналось всё в петербургской «Солидарности» так себе. На собрании было множество людей, среди которых было много каких-то бабушек, которые вообще непонятно что здесь делали. Кое-кто (я сейчас не буду показывать пальцем) нагнал людей, опасаясь, что в каких-то выборных органах большинство получат его оппоненты. Но в итоге эти товарищи сговорились о каком-то списке выдвинутых оргкомитетом. Вот это одна из самых мерзких черт «Солидарности» (да и других коалиционных политструктур) — списки рекомендованных боссами кандидатов в боссы. Так боссы между собой договариваются, опасаясь, что кто-то решит всех кинуть, нагнать людей и захватить власть. Через пару лет мне довелось побывать на московском съезде — вне этих списков прошёл в Федеральный политсовет только Подрабинек.

Там, на собрании, я впервые столкнулся с кучей «пикейных жилетов», которые считали новую организацию очередной реинкарнацией Демвыбора и СПС. «Пикейные жилеты» в данном случае — это такие люди, которые с удовольствием приходят на общие собрания, бьются там за демократичность процедур, что-то отстаивают, вносят поправки в регламент, у них всегда есть «вопрос по ведению». Но вот чтобы выгнать их на улицу с плакатом или заставить конструктивно поработать в небольшой группе, нужно приложить немало сил. Они широко известны в своих узких кругах ветеранов либерального движения. Кто-то из них, по выражению Панюшкина — «сбитый лётчик», а кто-то, как я, никогда и не отрывался особо высоко от земли.

На том собрании было решено не образовывать петербургского отделения движения, потому что сперва надо провести федеральный съезд. Для текущей координации был избран координационный совет, который должен был провести работу по созданию петербургского отделения. Ингерманландцы скандалили и предлагали немедленно создать местную организацию. Месяца через полтора мы изумлённо узнали, что оказывается в тот день местное отделение (в составе всех явившихся) было создано, а этот временный координационный совет — наш руководящий орган со сроком полномочий в один год. На этом часть пришедших в «Солидарность» отвалилась, так как подобное враньё стерпеть было трудновато.

Координационный совет из 17 человек представлял собой весьма плачевное зрелище. Настолько, что Ольга Курносова казалась там чуть ли не лучом света в темном царстве. Практически весь год оный совет ничего не делал, кроме попыток работы над какими-то документами. Но самый цирк состоял в том, что основным предметом разбирателств стали списки участников. Многие из тех, кто пришел на собрание в декабре — вовсе и не думали вступать в образованное неделей позже в Москве движение под довольно самонадеянным названием «Солидарность». Андрей Пивоваров так и вовсе пришёл и сообщил, что все люди, которые там были в списке РНДС, своего членства в движении не подтверждают. Весь этот цирк закончился только через год, когда общее собрание признало работу координационного совета неудовлетворительной.

Расцвет движения в Петербурге, пожалуй, пришёлся на период с весны 2010 по осень 2011 года. Это было время серьёзной внутренней борьбы, в заметной части сосредоточенной вокруг темы возможности совместных действий с коммунистами и, в особенности, националистами. Курносова подписывала воззвания о принципиальной невозможности подобных действий. Мы же выходили на Гостиный двор с нацболами и «винтились». Наши оппоненты из «либерал-изоляционистов» тоже освоили это немудреное искусство. Активистов «Солидарности» постоянно где-нибудь задерживали, а именно это в тот период было важным мерилом политической активности организации. За это время в городе был распространен стотысячный тираж доклада «Путин. Итоги». Последней, на мой взгляд, существенной кампанией «Солидарности» стала агитация против всех на муниципальных выборах имени Матвиенко и организация массового наблюдения там.

Можно смело сказать, что мы внесли свой, пусть небольшой, но весомый вклад в тот подъём общественной активности, который произошёл вокруг зимних выборов. Но сами мы оказались не очень-то к нему готовы, а наш извечный спор о совместных действиях вылился в появление двух оргкомитетов, доконкурировавших друг с другом до полной деградации обеих сторон. А дальше была повторная попытка слияния с касьяновцами и рыжковцами. Хотя большая часть состава в новую партию не вступала, для многих стала куда важнее внутренняя борьба в партии, нежели наши собственные дела. Да дело было и не только в Парнасе. Вообще дела вне движения, в которых оное движение ничем не могло помочь, сделали заседания политсовета в 2013 году штукой довольно формальной. Вот и сегодня я получил приглашение посетить заседание политсовета. По планам, которые похожи на реальность, заседание вполне уложится в один час. А в былые времена они затягивались часа на три-четыре.

Я вышел из членов «Солидарности», так как не вижу для себя смысла дальше в нём состоять. Впереди муниципальные выборы, у меня много работы в Купчино (издание http://kupchinonews.ru уже год очень меня занимает). Честно говоря, понятия не имею, каковы планы у движения на следующий год. Практически на каждом политсовете коллеги говорят друг другу, что надо готовиться к муниципальным выборам».

Похожие записи: