Владимир Владимирович, что случилось с «Булгарией»?

Тонущая Россия

Катастрофы были всегда. И всегда будут. Всякая система может дать сбой, тем более, техническая. И все-таки катастрофы, настигающие Россию в последнее время, отличаются тремя особенностями: частотой, обилием человеческих жертв и поведением людей.

Полностью согласен с текстом Подрабинека. По этому поводу, в силу своей профессии, не могу не припомнить эксперимент Дарли и Латана, который, пожалуй, упоминается даже чаще, чем их же более очевидный «телефонный» эксперимент.

Латане и Дарли (1968) попросили группу студентов Колумбийского университета заполнить опросник Некоторые испытуемые при этом работали в одиночестве, к другим в комнату подсаживали двух незнакомцев. В то время как студенты отвечали на вопросы (экспериментаторы наблюдали из-за зеркальной стены), через вентиляционное отверстие в стене комнаты начинали впускать дым. Испытуемые, остававшиеся одни, часто с любопытством оглядывались по сторонам и замечали дым практически сразу же, примерно в течение пяти секунд. Те же, кто находился в одной комнате вместе с незнакомцами, продолжали работать, и проходило почти 20 секунд, прежде чем они замечали дым.
[…]
Когда те, кто работал в одиночестве, замечали дым, они обычно в течение какого-то мгновения колебались, затем вставали, подходили к вентиляционному отверстию, принюхивались, разгоняли рукой дым, вновь проявляли колебание, а затем отправлялись сообщить о происходящем. Яркий контраст такому поведению являли группы из трех человек, не двигавшихся с места. Из 24 человек в восьми группах только один человек сообщил о дыме через четыре минуты после его появления (рис. 27-2). К концу шестиминутного эксперимента дым был настолько густым, что почти ничего не было видно. Участники эксперимента протирали глаза и кашляли. Тем не менее только в трех из восьми групп нашлось хотя бы по одному испытуемому, который сообщил о возникшей проблеме.

Но мне кажется, что дело всё-таки не в простой диффузии ответственности и некоторых других феноменах, задействованных в американских экспериментах. В России, о чём в своей реакции отметил , очень странное отношение к безопасности, в том числе и собственной. Такое ощущение, что заботиться о безопасности считается стыдным. Трусостью какой-то. Я чувствую себя крайне неудобно, требуя от пассажиров задних сидений пристегнуться. Не всегда могу себя даже заставить именно потребовать… Помню, где-то недели две назад, зашёл в вагон метро, увидел подозрительную сумку и просто вышел, дождавшись следующего поезда… Но не стал по этому поводу кого-то ещё беспокоить.

Вот. А я сейчас сижу в зале вылета аэропорта Фессалоники-Македония и жду наш рейс на Петербург.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.