Времени у меня совершенно нету, поэтому расскажу только про наиболее острый вопрос, который там обсуждался — про формат акции 31-го числа. До меня в течение недели доходила пара каких-то фантастических слухов о том, что Курносова что-то замышляет в наших интересах. Что ведутся какие-то «консультации». Итог этих консультаций был опубликован на «Фонтанке» за час до заседания КС, о чём присутствующие (и я в том числе), судя по всему, не подозревали.

Акция 31 марта была внесена в начало повестки дня. Пришёл Андрей Пивоваров, который озвучил предложение, которое, если грубо говорить, сводится к возрождению формата «марш несогласных». Теперь это должен быть «марш на Смольный». Я так понял его предложение, что назначается несколько разных точек сбора (чтобы никому не было обидно, если уж он не хочет с красными ходить). Впрочем, я, видимо, понял его неправильно, так как дальше была какая-то попытка отстоять единую точку сбора на Гостином.

Я быстро прикинул, что там происходит. В конфликтном голосовании Куортти проголосует, скорее всего, как Курносова (он вообще молчал в ходе всего обсуждения, как мне показалось), мы с Ивановым в практически любых вариантах за совместные действия, Дубовая и Скаковский против. По тону дискуссии сразу стало понятно, что и Дорутина тоже против. Некрасов, Иванцов, Скобов — отсутствуют.

Дальше начались всякие игры в аргументацию. Иосиф Георгиевич, в принципе, вполне логично доказывал, что сперва мы должны отменить какое-то решение КС о неучастии в акциях с «Другой Россией», а также, что мы не можем принимать решения без согласования с партнёрами по Дворцовой. Ибо это будет совершенно неприлично. А ведь ОГФ в лице Курносовой уже сделал это самое «неприлично»...

Это была грамотная позиция, ибо из «партнёров по Дворцовой» самоустранились уже практически все, кроме наиболее вложившихся бенефициаров. Я не помнил точный текст того, что там им запрещает ходить на мероприятия с «Другой Россией» (кстати, я подавал на тот текст жалобу с требованием его отменить в федеральный политсовет). Так или иначе, а позиция Иосифа Георгиевича была достаточно последовательной в данном вопросе. Поэтому моя позиция переформатировалась в следующую: ОК, решение принимает оргкомитет Дворцовой, но мы должны дать нашему там представителю (т.е. Скаковскому) чёткие указания по поводу того, что мы предлагаем и какова наша позиция.

Позвонил Скобов и попросил учесть его мнение по телефону. Позвонил Некрасов и попросил сделать то же самое. Приняли решение, что если их голоса могут что-то изменить — позвонить и уточнить их позицию. Курносова сказала, что долго обсуждала ситуацию с Некрасовым и его позиция сходна с её.

Скаковский озвучил, заявив, что эта позиция — позиция Курносовой (из этих слов я не понял, обсуждали ли они это до КС), предложение предложить оргкомитету принять участие в «марше на Смольный» в формате шествия с разных точек к Смольному. Пивоваров попытался поаргументировать необходимость общего шествия, но никто не стал поддерживать это предложение. Я, кстати, тоже не стал, ибо мне представляется хорошей следующая возможность, за которую я всегда ратую: если мероприятие и подготовку к нему можно организовать так, чтобы были действия, которые организации проводят самостоятельно, в меру собственного понимания целей и задач, никак не согласовывая свои действия с остальными, то именно так и надо организовывать. Вместо того, чтобы три часа биться друг с другом над содержанием листовки, которая будет в итоге такой куцей и убогой, что её никто и раздавать не захочет, пусть каждая организация, которую этот вопрос интересует, выпустит и самостоятельно распространит свою листовку. Вот когда мы достигнем более общего понимания и слаженной работы, тогда и надо будет складывать ресурсы для получения более мощного результата. А пока этого нет — пусть цветут все цветы. Ну потому что всё равно не вижу смысла пытаться загнать наших краснофобов на Гостиный двор. Нет, можно, конечно, принять такое решение, не взирая на то, что они расстроятся. Они же ведь приняли решение о проведении сепаратной акции, несмотря на то, что я расстроился.

В общем, в итоге, на том и порешили, что наша позиция — все стартуют, откуда им будет угодно и прутся к итоговой точке. Я предлагал делать марш не на Смольный, а к Мариинскому дворцу. Хотя бы потому, что туда ближе от Гостиного и Дворцовой. А ещё потому, что именно городской парламент может вынести вотум недоверия губернатору. А ещё потому, что место для демократов более исторически близкое. Смольный, мосты, телефон, телеграф — не из нашей сказки.

Ну не хочу я до Смольного топать от Гостиного! Там же больше 4 км! Мне, впрочем, возразили, что в нынешней ситуации я буду топать метров сто до ближайшего путинвагена. Вот такие вот дела. В принципе, если бы Курносова с Пивоваровым как-то заранее сообщили о своих творческих планах на этот КС, можно было бы и согласовать позиции, добившись общего места сбора или ещё каких-то вариантов...

А ещё приняли решение направить представителей для переговоров с оргкомитетом «марша на Смольный» — Иванова и Курносову. С учётом того, что Курносова, если верить «Фонтанке» уже в этом оргкомитете как представитель ОГФ, то тут становится непонятно, как она там сама с собой будет вести переговоры... В общем, «завели рака за камень», как у нас модно выражаться.

Похожие записи: