День второй. Берлин вверх ногами под дождём.

Вышли гулять мы точно не утром.



Мы пошли гулять по району, который называется в путеводителе «Вокруг Унтер-ден-Линден». Сперва, правда, мы отправились к Рейхстагу. По дороге тоже было немало всякого интересного.


Лениво искать, но это явно какой-то исторический сквот.


Бизнес местной молодёжи.


Маринка и карривюрстик.

Бюджетный карривюрст стоит около 70 рублей. Мы до него не дошли и сожрали почти в два раза дороже. Но это уже потом.


Капитализмус!


Как я понял, там обитает немецкое правительство.

Все немцы имеют право без уведомлений и разрешений собираться мирно и без оружия.


Это у Рейхстага кусок стены Данцигской верфи в память о борьбе «Солидарности» за свободу и демократию в Восточной Европе и что-то там ещё. Вообще, в Берлине довольно много всякого польского.


Собственно Рейхстаг. Мне он показался меньше, чем я думал, а Маринке наоборот — больше.


Оружия у них явно нет, вполне себе friedlich…

А потом начался ливень и мы спрятались от него под Бранденбургскими воротами.


Я с удивлением обнаружил, что тут ловится билайновский интернет и воспользовался им. Лучше бы он не ловился, всё-таки 15 рублей за 20 килобайт…


Там под воротами целая толпа пряталась…


А лошадки туда бы не поместились!


А Маринка вполне!


Не вполне поняли смысл данного текста. Но не стали поднимать и читать с начала…

Пока Маринка не показала. я и не обратил внимания на конструкцию этого чуда техники…


Товарища обидели какие-то поляки, но я не разобрался, в чём там дело.


Русское посольство.


Бир-байк!


Аэрофлот!


А вот это вот было очень смешно. Маринка искала книжный магазин. И начала как раз рассуждать, что у нас книжные магазины в центре на каждом шагу, а тут всё нет и нет. Неужели мы и правда такие читающие? И вот. Впрочем, позже нам встретилось довольно много книжных магазинов, большая часть которых, правда, была совершенно бессмысленной.


А ещё у меня тогда села батарейка в фотике. Вот это вот — на Бебельплац. Это то самое место, где сжигали книги. Думаю, что дух любой книги, сожжённой кем-либо, попадает на эти полки. Просто мы их не видим.


Не знаю, кто это, мы близко не подходили.


Без комментариев.

Нам надоело гулять под дождём и мы пошли домой. Там Альбина как раз начинала готовить спаржу с ветчиной под голландским соусом. И это было здорово. Ещё там было мясо с кабачками-цуккини.

А потом пришёл Лёва и открыл водку. Мы никак не могли понять, почему я помню, что это я пытался спать в ванной, а он помнит, что это он спал в ванной. Дело было почти двадцать лет назад… Лёва сегодня делал какой-то доклад на тему того, как уберечь цианобактерии от гибели в этаноле и был весел. Вместе с Лёвой пришли зрители и слушатели его доклада. Один из присутствующих не понимал русский, впрочем, Лёвин русский и мы понимали с трудом. Двое не понимали немецкого, а мне лениво было собираться с мыслями и пытаться что-то сказать по английски. Так что бедняге Фреду пришлось слушать шумную дискуссию на русском.
А потом ребята ушли и мы ещё говорили за политику. Дело в том, что Альбина-то была лишена советского гражданства именным указом вот за это. Параллелей с тем временем довольно много. Впрочем, нам сейчас всё-таки несравнимо легче. Вот такой вот денёк.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.