Ну, сегодня мы временами выходили на уровень дискуссии первого состава координационного совета. :-)

Но — обо всём по порядку. Первым вопросом повестки дня был рассказ Ольги Курносовой о заседании федерального политического совета движения. Основным вопросом там, как уже известно из сообщений СМИ, стал принципиальный вопрос о преобразовании в партию. То есть, что мы (во всяком случае, политсовет) определяется с дальнейшей стратегией в этом направлении. При этом несколько раз проговаривалось, что мы ни в коей мере не собираемся идти по «технологическому пути». И не будем и пытаться подавать документы, пока у нас не будет обозначенного в законах количества людей. Но мы должны идти по этому пути и быть готовы в случае появления такой возможности оперативно среагировать. При этом ни в коем разе ни о каком сговоре с Кремлём речи быть не может. Немного пообсуждали это решение, после чего перешли к вопросу о прошедших вчера акциях. А, ну да, уделили пару минут сообщению об исключении Жаворонкова. Ну и что Милов собрался вроде как вслед за ним уйти из движения. Они сейчас там «Демократический выбор» создают с явным националистическим душком. Надеюсь, что у них это получится.

Как выяснилось, alexanderskobov не был мной замечен вчера у Гостиного по той простой причине, что его очень быстро пронесли мимо меня ещё в первой волне. Видимо, этим обусловлена дополнительная резкость его слов в отношении акции на Дворцовой-Сенатской — «протест в позе покорности». Я высказался в том духе, что такие всякие слова уж к участникам акций на Дворцовой точно не стоит употреблять, хотя, на мой взгляд, они и могут быть уместны по отношению к организаторам. Соратники говорят, что когда-нибудь Ольга Владимировна меня придушит. Надо мне усердно молиться перед каждым заседанием КС. :-)

Проблему я уже обозначал — суть стратегии-31 состоит в проведении акций протеста, несмотря на отказы властей. Суть акции на Дворцовой — в флешмобе, где никакой акции протеста не происходит, просто люди собираются кружочками и болтают о том о сём, а Новицкий поёт песню. Каких-либо плакатов организаторы настоятельно просят не приносить. Впрочем, уже само то, что участники действа полагают совместные прогулки по Александровскому саду акцией протеста, конечно, делает это акцией. Теорема Томаса, знаете ли, гласит, что если человек определяет ситуацию как реальную, она — реальна по своим последствиям.Но тем не менее, акция протеста, на которой отсутствует как таковой протест — это какой-то странный мёд, который, видимо, делают очень странные пчёлы. Что тем не менее не отменяет того, что такие акции, наверное тоже, надо проводить, чтобы вывести на улицы больше тех, кто не готов к активному протесту. И это удаётся.

Поступило предложение всё-таки поучаствовать в акции у Гостиного двора (не отказываясь от акции на Дворцовой), но при условии того, что мы входим в оргкомитет. Если я правильно понял суть предложения. Тут началась дичайшая буча, какой я давно не припомню. От ведущего лидера демократической оппозиции нашего города мы услышали речь минут на пятнадцать-двадцать с очередным повторением тезисов о том, какие плохие нацболы и как не надо с ними взаимодействовать. С очередным пересказом истории о том, как их приглашали в оргкомитет на условии «один голос от одной организации», но они отказались. Я бы тоже отказался, если бы у меня была одна организация, а нацболов было бы десять разных групп.

Члены нашей либеральной «фракции» вошли в раж и начали все друг за другом повторять, что если мы будем участвовать в одной акции с нацболами, то это будет конец «Солидарности» и им не удастся убедить своих друзей сюда вступить, потому что им трудно объяснить, что мы не разделяем национал-большевизм... Дошли до откровенно абсурдных, на мой взгляд, утверждений, что на Триумфальную «Солидарность» вовсе не с нацболами выходит, а нацболов там никаких нет. Лимонов есть, а нацболов нету. Крик ужаса «они сейчас похоронят „Солидарность“»... Суть крика заключалась в том, что четыре члена КС из семи присутствующих высказались за такое довольно осторожное, а уж с точки зрения Скобова и вовсе позорно слабое предложение (он, разумеется, за то чтобы не участвовать в акции на Дворцовой). Знаете, я ведь в марте довольно тяжело переживал решение организовать отдельную акцию на Дворцовой и мне было трудно удержать себя от решения бросить всё это и выйти из движения вовсе. Так что чьи-то переживания о внесении раскола меня сейчас не сильно трогают. Во всяком случае, по данному вопросу. А Скобову и вовсе легко — он на выборах в КС обещал, что может предложить КС только свою позицию. И уж её он предлагает по полной программе.

Тем не менее, после жаркой дискуссии, вопрос решили сейчас не голосовать, а разобраться чуть ближе к делу. До 31 июля ещё времени-то много. Так что перешли к вопросу о наших планах на июнь. Впереди у нас:

одиночные пикеты у Горпрокуратуры по поводу произвола властей 31 мая — ориентировочно в четверг, 3 июня.
презентация тезисов региональной программы — ориентировочно 9 июня
участие в пикете с «Белой лентой» — ориентировочно 12 июня
чаепитие — ориентировочно около 15 июня
пикеты, сборы подписей, раздача очередной брошюры про Путина — без точных сроков пока что.

Дела наши тяжкие финансовые обсудили — у нас сейчас дефицит в пару тысяч рублей...

Потом приняли уже наконец-то в целом тезисы региональной программы «Солидарности» в Петербурге.
Обсудили предложение Скобова осудить планы запрета коммунистической партии в Молдове. Но оно не нашло ни у кого особой поддержки.

На том, вроде бы, и разошлись. И вам спокойной ночи...

Похожие записи: