История студенческого актива СПбГУ

Крайне забавный текст, которому я не стал бы доверять, но принял бы к сведению:

http://t4k1984.livejournal.com/239206.html.

Лично я не слышал ни о чём из всего этого, потому как далёк был от игры в общеуниверситетскую активность даже в те золотые годы, когда я был председателем студенческого научного общества факультета. Хотя про то, что называлось там «попыткой №1» я, кажется, краем уха слышал. Насколько я помню, речь изначально шла о попытке создать какую-то альтернативу насквозь гнилому студенческому профкому, где творились какие-то тёмные, тёмные, тёмные делишки.

А мы где-то в те годы решали проблему расширения зоны влияния нашей команды на студенческое профбюро факультета. Не очень помню, с кем именно мы там воевали, но мы собирались выдвинуть на эту должность моего одногруппника Антона Зайцева, и собирали клакеров. Клакеры — это такой специальный термин, обозначающий людей, которые приходят на спектакль, чтобы выразить ему бурную поддержку и повлиять на мнение остальных участников. В нашем случае, достаточно было просто проголосовать.

По каким-то не до конца ясным для меня причинам буквально за считанные минуты до начала всё было переиграно и мне сказали голосовать за совершенно неизвестного мне до того момента студента кафедры политической психологии. На том же собрании членом профбюро стал один активный первокурсник, которому предстояло в будущем свершить великие дела, бороться с администрацией кафе за понижение цен (борьба закончилась тем, что тогдашнее кафе с факультета выгнали, предоставив помещение другому арендатору), установить ряд традиций и сделать кучу каких-то полезных вещей. И исчезнуть года полтора назад с факультета куда-то…

Академическая история

История эта дошла до меня в пересказе, не ищите в ней своих личных знакомых… Просто она какая-то очень такая трагично-достоверная.

Начинается она в тот момент, когда молодые преподаватели А и Б решили написать учебник. Потребность такая возникла, потому как не получалось у их студентов без учебника нормально готовиться. А для учебника у них уже много чего было, и идея, и материал. И решили они скооперироваться. И написали они учебник. И пошли они в издательство П. И приняло их издательство П. Но нужно было им, чтобы их учебник был одобрен кафедрой, дабы получил некий мистический статус. И пошли они на поклон к заведующему кафедрой, профессору В, на базе модели которого был построен их учебный курс (и учебник). Обрадовался им профессор В и на радостях добавил в их учебник свой большой кусок. Большоой кусок. Страниц двести.

И пошли они в издательство П опять. Ничего не сказало издательство П., лишь хвостом по воде… Что там хвостом по воде делают? Махнуло? Вильнуло? Не важно. В общем, в таком виде не нужен оказался учебник издательству П, ибо стал слишком загадочным. Зато издательство Р. не отказалось даже от столь загадочного учебника. И вышел он в свет.

И вот после выхода в свет учебника проходит заседание кафедры, и ведёт его профессор В. Не прошло и четырёх часов обсуждения магистерских диссертаций, как доцент Г. решила сообщить граду и миру о том, что её переполняют эмоции. И вот почему. Потому что молодые преподаватели А и Б, а также примкнувший к ним профессор В не удосужились привлечь к своей работе доцента Д (доцент Д испуганно встрепенулся). А ведь доцент Д все эти годы не разгибая спины доносила до студентов идеи профессора В. И можно сказать, вскормила А и Б, а они подло забыли о ней! И переполняют по этому поводу доцента Г эмоции. Профессора В эмоции переполнили не меньше. Следующие сорок минут были посвящены всесторонней оценке заведующим профессиональных и личностных качеств как доцента Г, так и несчастного доцента Д, который за эти минуты окончательно утратил веру в добрый и справедливый мир. Собственно, доцент Д вроде как и не имел претензий по данному поводу, но был на всякий случай уличён в безынициативности и отсутствии писательского таланта. А доцент Г, соответственно, в клевете, поклёпе и попытке развалить кафедру. Доценту Г порекомендовали задуматься о целесообразности дальнейшего пребывания в вотчине профессора В. Через какое-то время, впрочем, сам профессор В по доброй традиции публично задумался об уходе со своего поста, о том, как оставит он сотрудников на произвол судьбы, одних одинёшенек, откусывать друг другу лица.

Вот так проводят свои дни простые российские преподаватели. Впрочем, это интернационально, я думаю.

Вместе весело шагать по просторам…

Кто придёт к месту сбора у БКЗ на час раньше, увидит самое дивное собрание фриков в одном месте.

Первым номером выступают коммунисты:

Общегородская акция солидарности трудящихся начнется в Ленинграде в десять утра сбором у БКЗ «Октябрьский». Затем коммунисты и стороники КПРФ пройдут шествием по Невскому проспекту и Малой Морской улице к Исаакиeвской площади, где в 12 часов состоится митинг.

Час назад там было написано, что митинг состоится в 13 часов, так что я удивился. Я не очень понимаю, как они будут выдвигаться от БКЗ — прорываясь через колонны единороссов и зависимых профсоюзов, которые выступают в 11 утра???

Но это, собственно цветочки, дальше будут ягодки.

пираты
Эта информация — вот отсюда: http://ihavexx.livejournal.com/213465.html

Я думаю, у них там будут благодарные слушатели помимо коммунистов:

русский марш труда

Эти ребята пойдут отдельной колонной, но тоже на Исаакиевскую площадь, к коммунякам.

Клёво, да? А у них на пути будут стоять единороссы, которые в прошлом году выглядели примерно так:

единая россия 1 мая

Мои прошлогодние первомайские впечатления: http://volokhonsky.livejournal.com/602024.html. В сущности, наши ряды особо не изменятся по сравнению с маршем несогласных. Те же минус двадцать нацболов, которые пойдут своим путём (видимо, на Исаакиевскую).

Напоминаю, что мы собираемся всё там же, у БКЗ между 11 и 11-30 утра. Надеюсь, пираты со своей музыкой нас дождутся…

Уфф…

К концу обзвона зарегистрировавшихся на сайте участников движения «Солидарность» начал даже получать от этого удовольствие.

— Здравствуйте, меня зовут Владимир Волохонский, я из движения «Солидарность», у Вас есть сейчас минутка?
— Конечно!
— Хотел сообщить, что нам согласована первая массовая акция…
— Да, я сейчас как раз расклеиваю листовки на Большом проспекте…

Второй отчёт по сбору финансов на марш солидарности

http://volokhonsky.livejournal.com/1075293.html

За прошедшую неделю получено:

500 рублей наличными получил я на узенькой улице в тёмное время суток.
4 WMZ получено на Webmoney 26 апреля

Итого за неделю собрано 620 рублей.
За весь период «фандрайзинга» — 1140 рублей.

Расходы:
800 рублей, а также мой бонусный чек на 1500 рублей решено было ухнуть на рекламу через сети Google Adwords и Яндекс Директ. Не факт, что удастся потратить всё через Гугл за оставшиеся дни, в то время как на Яндекс неплохо бы ещё добавить. В среднем один клик по рекламе обходится в 2 рубля, пока что выходит порядка 150 человек в день, может быть получится увеличить.

Впрочем, это у меня первая «проба пера» с этими системами с задачей привлечь как можно больше народу за несколько дней (в прошлые разы передо мной стояла задача привлечь как можно больше народу за 500 рублей в месяц).

Если кто вышлет ещё хоть немножко денег на кошелёк Яндекса 41001217633884, будет хорошо.

Май, мир, труд — Путлер капут!

Я буду, скорее всего, с 11 утра на месте сбора (у БКЗ «Октябрьский» на Лиговском проспекте.

У кого какие ещё продуктивные идеи лозунгов и кричалок для марша демократической солидарности?

Май, труд, мир, Путин сам уйди в сортир. (впрочем, подобную лексику лучше оставить самому Путину).

Петербург в Европу, Матвиенко — в ОТСТАВКУ.

Модель «начальник-подчинённые» и пути обработки

Каждый раз пугаюсь, когда ко мне подходят студенты с менеджмента или организационной с исследованиями, в которых есть данные начальников и их подчинённых. И предполагается установление чего-нибудь этакого с учётом данного факта. Пугаюсь я потому, что ни разу до сих пор не видел адекватной выборки под такие задачи. Гипотеза может звучать как-нибудь типа — «в группах, где начальники ведут себя так-то, происходит то-то». Для того, чтобы как-то более-менее нормально проверять такие гипотезы в числах на корреляционном материале (без эксперимента со сменой начальника и т.п.) нужно, чтобы было ну хоть двадцать рабочих групп. В каждой из которых человек по пять хотя бы подчинённых.

Дело в том, что «случай» в подобной ситуации — группа, а не работник. Т.е., все те правила по поводу численности испытуемых, которые действуют на некоторых кафедрах, надо переводить в численность групп. Если на кафедре считают, что корреляцию нельзя считать меньше, чем по 60 испытуемым, значит должно быть 60 рабочих групп, в каждой по пять человек. Впрочем, можно просто 60 пар «начальник-подчинённый», уже можно интересно играть.

В суровой реальности студенты приходят с данными по семи-десяти группам, в которых от двух до двадцати подчинённых. И хотят непонятного. В лучшем случае есть некий внешний критерий про эти группы. В худшем — полагается, что мнение начальника и есть внешний критерий. Хорошо, когда это какое-то одно мнение по одному вопросу.

В некоторых ситуациях можно попробовать продублировать данные начальника в качестве свойств его подчинённых, но это неправильно, ибо приводит к неоправданному увеличению объёма данных и т.п. Можно посчитать разными способами расстояние между начальником и подчинёнными. Можно подсчитать в группах согласованность мнений экспертов (членов группы) и т.д. В общем, можно подсчитать огромное количество самых разных показателей, только вот из-за того, что групп всего семь, что делать дальше с двумя (или двадцать раз двумя) рядами по семь чисел — загадка века. Вчера в качестве примера того, как можно это делать, увидел коллективный труд, в котором считалась корреляция (Спирмен) восьми цифирей, полученных в результате колоссального труда, с «жизненным критерием» в виде, кажется, оценки начальника. Ню-ню.

В общем, в это воскресное утро шлю луч любви научным руководителям подобных работ.

Не понимаю…

Вчера сидел полдня проверял работы школьников с олимпиады по психологии. Она у нас проводится первый раз, так что пока много разных непонятных косяков.

Но вот чего я не понимаю, так это того, что среди этих школьников настолько мало сколько-нибудь внятно мыслящих.

Поясню. Я прочитал все работы из тех, кому достался вариант с вот таким заданием:

Один американский политик расхваливал достоинства скаутской организации, говоря, что мало кто из обвиняемых в уличных преступлениях – скаут.

Прокомментируйте утверждение политика с научной точки зрения.

Перед заданием отдельно стояло даже небольшое пояснение, которое касалось этого класса заданий (хотя к этому подходило немного криво):


Если вопрос касается связи двух переменных, учтите, что может быть некоторый третий фактор, оказывающий влияние на обе переменные.

Вот вообще ни один (из примерно 50-70) не подошёл к этому суждению сколько-нибудь критически. Если не считать пары человек, которые заслужили хоть каких-то бонусов за то, что начали задаваться вопросом — а почему политик это говорит и не приплачивают ли ему за это скауты.

Ни одного ответа, приближающегося к «правильным». Причём начинают излагать какую-то посылку, вывод из которой очевиден, но вообще его не замечают. Я бы понял, если бы нормальных ответов было три-четыре. Но когда ни одного — это страшно.

Формулировочка (статус закона)

«незаконно направил дело в Краснодарский краевой суд, чем прямо нарушил процессуальные нормы статьи 343 Гражданского процессуального кодекса России, подписанного лично Владимиром Путиным.»

из заявления справедливцев по снятию их кандидата с выборов в Сочи.