Решил всё же что-то сказать по данному поводу. Дело это началось года полтора назад, когда пермский блоггер Дмитрий Ширинкин в своём блоге tetraox опубликовал следующий краткий текст:

«Я вчера… купил пистолет. Старый ТТ с затертыми номерами. Коробку на 150 патронов. Патроны старые, на донышке выбит 64-й год, но сохранились хорошо, «маслята»… Я вас ненавижу, я ненавижу Путина, ненавижу Каспарова, ненавижу Дом-2, ненавижу метро, ненавижу российскую провинцию. Я заберу с собой два-три десятка душ. Я пока не решил, в какой вуз города я пойду. Наверное, все-таки в политех. Я его ненавижу».

Пост попал в топ Яндекса. И отношении автора возбудили уголовное дело по статье 207 УК РФ. Вот тут эта статья достаточно подробно разъясняется. Сразу очевидно, что «общественная опасность» сего деяния явно не тянула на статью.

Сам блоггер полагал свой текст художественным произведением. Вот фрагмент его интервью газете «Взгляд»:

«Получается, меня хотят посадить за художественное произведение. Вопрос о его ценности я считаю вторичным. При этом прокуратура не устраивала лингвистическую экспертизу текста. Надеюсь, я смогу воспользоваться этим правом позже. Кроме того, я не писал про желание кого-либо убить и о ненависти к президенту России – в стране много людей с такой же фамилией. У меня есть произведение, где жрец древних ацтеков приносит в жертву человека. Но это вовсе не значит, что я – древнеиндейский священнослужитель»

Лингвистическую экспертизу прокуратура таки устроила, я недавно давал на неё ссылку. Этот славный человек потёр все комменты. Кстати, очень прошу людей, разбирающихся в лингвистике, прокомментировать как-то этот документ. Экспертиза, разумеется, показала, что это действительно было во-первых, сообщение, во-вторых, в нём действительно сообщалось о готовящемся массовом убийстве. Экспертиза показалась мне вполне внятной, однако в нём ключевая позиция защиты о том, что этот текст является художественным, отметалась просто так, безо всякой конкретной аргументации. «Нет признаков».

Ну так действительно же нет, на мой взгляд. И это действительно сообщение. Но тут мы сталкиваемся с интересным парадоксом, о котором не подумали составители закона, так как полагали, что закон будет применяться в основном к людям, которые звонят на радиостанции и в милицию с рассказом о том, что в здание универа заложена бомба. А им надо ещё день на то, чтобы выучить...

Вот что пишет egmg:

Подпадает ли под эту статью литературный художественный текст, например? Кажется очевидным, что литература, являясь практически сплошным «заведомо ложным сообщением», если говорить о ее соотношении с физической реальностью, не может подпадать под данное определение. (http://egmg.livejournal.com/1155371.html)

Странная логика. Проблема в том, что как раз-таки, если вообще не задумываться о целях закона, а строго трактовать его букву (слово за словом, как это сделано в экспертизе текста Ширинкина), подпадает. Более того, если мне придёт в голову позвонить в милицию или же в своём блоге написать:

Внимание! Сейчас я Вам совру! Завтра в 15-23 премьер-министр Путин будет убит выстрелом из гранатомёта «Муха»!

... то это будет идеальным случаем заведомо ложного сообщения!!! Dura lex...

Далее egmg развивает эту мысль, доказывая, что блоговая запись является игровой художественной моделью, оперируя сходством определения виртуальной реальности из Википедии с определением вторичных моделирующих систем в применении к литературе и искусству в работах Тартусско-московской семиотической школы.

Блоговая запись в любой форме является прежде всего вторичной языковой моделью. Таким образом, блоговый текст полностью смыкается в этой своей функции с художественным текстом.

— Все аргументы, приведенные экспертом в качестве доказательства «эффекта достоверности» повествования, следует рассматривать именно в поле «художественной достоверности». Тогда все становится на свои места. Литература, как известно, часто имитирует документ, таковым не являясь, поскольку существует в ином культурном поле — виртуальном или в поле вторичного моделирования.

В этом месте как раз и проходит важный конфликт между подобным подходом и «сибирской» экспертизой. Эксперт сослалась в частности, на наш блогосборник (кажется, по большей части имея в виду статью М.М. Соколова «Онлайновый дневник, теории виртуальной идентичности и режимы раскрытия персональной информации»). Помимо этого сборника есть и ещё некоторые опросы и исследования, согласно которым, подавляющее большинство людей, которые ведут блоги, не рассматривают его как художественный текст, описывают в нём реально происходящие события, реальные мысли, чувства и переживания.

Я в комментарии к посту слегка поиронизировал:

Собственно говоря, этот ваш пост не проходит одного известного теста научных теорий — «на самоприменимость». Иначе говоря, если вы готовы признать, что данный текст (Ваш!) является художественной провокацией и на самом деле вы вовсе не сообщаете нам своего мнения по данному вопросу, а просто играете с читателями, жгёте глаголом, тогда, возможно, я готов был бы с ним согласиться, но с чем бы я тогда соглашался???

Проблема в том, что действительно практически любой текст может быть рассмотрен и как художественный и как нехудожественный. Иначе говоря, вот на стене в небольшом уездном городе появляется текст «Завтра на этой улице станет одним евреем меньше». Несколько человек, которые узнали почерк гения, воспринимают этот текст как очередной фантастический творческий перформанс известного современного художника Перкерверхера, который собрался сменить фамилию на Иванов. А вот тупое убожество старший сержант милиции, допустим, Арутюняшев, воспринимает этот текст несколько иначе. Равно как и большинство невольных адресатов его сообщения.

Буквально позавчера я имел честь разговаривать с юным начинающим исследователем, которого волновал вопрос о принятии ответственности за свои действия в компьютерно-опосредованном взаимодействии, курсовую работу человек хочет на втором курсе писать. Почему некоторые люди, попадая в эту «виртуальную» среду срываются с тормозов и считают, что не несут за свои действия никакой ответственности, что это «всего лишь интернет»? А другие, напротив, принимают на себя ответственность ещё и за чужое поведение? Сейчас, в наше время, идёт незримая борьба между двумя моделями компьютерно-опосредованного взаимодействия — виртуалистическим и натуралистическим. Лозунг первой — «это интернет, деточка», а у второй, кажется, нету лозунга.

Дальше по ссылке клип Gogol Bordello: Not a Crime...

Похожие записи: