О смерти деда

Моему деду, если вдуматься, ещё повезло. В его смерти наше современное государство никак не замешано. Он умер два года назад от рака лёгких. Он всю жизнь курил «Беломорканал». Министерство здравоохранения СССР его честно предупреждало. Наверное, он получал самое лучшее лечение, которое в этой стране возможно. Ему повезло, в отличие от сотен других людей он не бился за жизнь в очередях за бесплатными лекарствами, не умирал от того, что их не завезли в аптеки. Его дети и внуки ездили за всеми этими пятью штампиками на рецепт в разные концы города, находили вовремя те аптеки, куда завезли. Его таки взялись лечить, хотя ему было уже 79 лет. Впрочем, я так понял, что на нём проводили клинические испытания каких-то новых немецких средств химиотерапии. Включили в программу, чтобы посмотреть, что получится. Когда очередные анализы показали какую-то положительную динамику, он плакал от горя. От того, что таких средств не было тогда, тридцать пять лет назад, когда от рака умерла моя бабушка.

Он умер в палате Военно-медицинской академии. Я сидел рядом и спокойно (насколько это конечно возможно) смотрел, как он перестаёт дышать. Каждый новый маленький вздох был всё меньше и всё реже. Наконец через минуту после последнего, еле слышного, я понял, что больше он не вздохнёт никогда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.