ААААА!!! Да что за день такой дурацкий!!!

В сборнике по дипломным работам нет раздела аннотаций, который мы на Учёном совете договорились туда вставить. А всё потому что я идиот. Пойду лучше сам повешусь на лестнице факультета. Мне за то, чтобы это было издано, целый год платили зарплату, а я не смог даже посмотреть, сделано ли это. Ладно, будем надеяться, что про это никто не вспомнит. Кстати, надо пойти в бухгалтерию, сдать ведомость на зарплату.

А ещё у нас нет машины, чтобы забрать этот кретинский сборник из издательства. Есть шанс, что она будет завтра утром. Ну впрочем, если не будет, возьму большую сумку и пойду туда пешком. Аллахвердов подождёт, а это дерьмо надо завтра раздавать авторам на учёном совете. Если, конечно, кто-нибудь придёт, потому что о том, что это будет завтра, я совершенно неожиданно узнал пару дней назад от Аллахвердова. И я не думаю, что другие завкафы сообщили всем своим сотрудникам об этом, а те, в свою очередь, дозвонились до авторов. Слишком длинная цепочка. Я, конечно, сейчас пошлю SMS всем, у кого он был указан и кто присылал по почте, но… Кстати, мне на этом совете тоже надо быть, я же тоже в списке, кому положен авторский экземпляр… Надеюсь, это будет первым номером программы. Потому что мне оттуда ещё надо быть в центре в полшестого, там это где-то на час, потом на ДР… (не забыть от аллергии таблетку).

29-го всё это кончится, а 30-го начнётся Нью-Йоркский институт. Что-то я там такое из долгосрочного должен был обязательно сделать в июне, но что — не помню. И не буду, ибо меня задолбали текущими делами. Сижу, пишу план занятия, который должен был сдать вчера (вчера был четвёртый из объявленных китайских дедлайнов).

Р-р-р….

Пришёл с утра и обнаружил, что какая-то скотина без спросу установила на мой компьютер игрушку. Нет, это я так просто не оставлю. Всё, конец свободной жизни. Пользователя USER на моём компе больше нет. Кому нужен пароль, могут у меня спросить.

Сороковой день

Доехал-таки до кладбища. Водки у меня не было, только шотландский виски. В могилке живёт кротик или ещё какое небольшое норное животное. Когда сажал маргаритки, наткунулся на норку. Надеюсь, кроты не любят маргаритки.

Четвёртому курсу

Увидите этого XXX, передайте.

Уважаемый Гома Майима Дестин Эймар!!! Если вы не сдадите обработку СВОИХ (а не чужих, как Вы это сделали) данных, вы получите оценку «неудовлетворительно».

Шизнь — понедельник

Сегодня все, кроме Ильи, получили пятёрки, а он четвёрку, хотя говорят, что Борис выглядел не лучше. Комиссии даже удалось понять смысл содеянного исследования, точнее сформировать некоторые иллюзии по этому поводу. Доклад Лены был, наверное, наиболее внятным, хотя его особо не слушали.

— Я сейчас, с вашего разрешения, не буду рассказывать про второй и третий эксперимент по причинам нехватки времени, но если будут какие-нибудь вопросы, то я про них расскажу. Прошу не считать за угрозу.

Я упустил при зачитывании своей рецензии сочный фрагмент про сплёвывание плеяд. Немного обидно, но мне хотелось немного уменьшить критический раздел моего творчества, ибо комиссия и так пребывала в лёгком непонимании после того, как Илья по ходу выступления поменял основной вывод…

Белая пушистая брутальность

К сожалению, титульного листа диплома у меня нет, поэтому я не помню ни фамилию, ни название диплома. Но завтра чувак защищаться будет… Бедолага. И ведь вроде бы я видел, он с научным руководителем общался, работал…

Работа, представленная сегодня на суд публики, посвящена крайне своеобразной маргинальной группе – представителям субкультуры брутальных музыкантов, играющих песни, насыщенные сценами насилия, патологии, смерти, разнообразных крайних проявлений агрессии. Что движет этими людьми, что собой представляют эти любители алой крови, отрубленных гениталий и мёртвых маленьких зверушек? Автор, опираясь, по всей видимости, на пёрлзовскую концепцию дефлексии, родственной фрейдовскому замещению, считает, что они стремятся выплеснуть излишек энергии, снизить свою агрессивность, и что это им удаётся. Что они из больных и злобных, благодаря своему творчеству, становятся белыми и пушистыми. Что их песни не имеют никакого отношения к их жизни.

В теоретическом блоке работы автор подробно рассматривает историю возникновения данного музыкального стиля, проблемы психологии эстетического восприятия музыки, взгляды различных теоретиков на природу агрессии и демонстративной агрессивности. Нельзя не отметить связность изложения и наличие внятной логической структуры текста, активное отражение в нём взглядов автора на изучаемую им проблему. Хочется заметить, впрочем, что некоторые фрагменты обзора литературы автору не мешало бы как-то прокомментировать, ибо результаты исследований, например, В.Е. Семёнова, упомянутые в работе, прямо противоречат взглядам автора. В целом теоретический материал работы произвёл весьма позитивное впечатление, после прочтения этого текста действительно хочется узнать, что же происходит в сознании, или, если угодно, в душах людей, воспевающих, например, кровавые оргии сатанистов. Кто эти люди? Гиперактивные подростки или хмурые бородатые мужики? Чего они хотят добиться в жизни? Откуда в них эта агрессия?

Во второй главе диплома вполне логично в качестве контрольной группы выбираются музыканты, играющие более традиционную электронную музыку – диджеи различных клубов города, а в качестве экспериментальной – грайндкор-музыканты. В качестве же методов исследования – известные методики Кеттела и Розенцвейга, авторский опросник, а также анализ рисунков с использованием юнгианской типологии. Становится понятно, что вряд ли мы узнаем из этих данных что-либо интересное. Благодаря научному руководителю автора, мне в этом учебном году удалось прочесть статью Питирима Сорокина, посвящённую «квантофрении» в социальных науках. Казалось бы, если есть доступ к такой потрясающей выборке, так надо этим пользоваться, общаться с этими людьми, рассказать нам об их внутреннем мире… Но вместо этого автор, отягощённый квантофреническим взглядом на реальность, рвётся океттелить творческую личность, поверить алгеброй Розенцвейга какофонию осознавания дефекацией своей власти над инцестом. Но виноват ли автор в содеянном им метроманиакальном извращении? Однозначно нет. Как мы можем требовать от человека исследования методами включённого наблюдения или повествовательного неструктурированного интервью, если мы никогда его этому не учили? В рамках знаний, полученных на нашем факультете, Илья сделал всё правильно. Выбрал методики (конечно, можно было бы выбрать и получше, но я всё равно не вижу в этом никакого смысла), поставил гипотезу, которую можно этими методиками проверить, собрал макулатуру (бланки) и отправил её в котёл математической статистики.

Однако вот тут автор не рассчитал свои силы. Применение для сравнения выборок коэффициента корреляции Спирмена и торчащие неохиквадраченные проценты привели к полной невнятности полученных результатов. Увы, вялотекущая квантофрения не смогла привести автора даже к экстазу статистически значимых выводов и сплёвыванию корреляционных плеяд. К сожалению, выводы автора о подтверждении его гипотезы не соответствуют реально полученным данным. Музыканты брутального жанра оказываются проявляющими больше готовности к агрессии и убийству в реальности. Более того, они оказываются подозрительными, а вовсе не доверчивыми, как считает автор (положительный полюс фактора L означает именно это). Даже если предположить, что автор смог правильно обработать первичный материал по методике Розенцвейга (что является далеко не такой простой задачей), у брутальных музыкантов вполне брутально доминируют экстрапунитивные реакции.

Увы, реальность оказалась брутальнее белых и пушистых взглядов автора работы. С учётом несомненных достоинств (интересная тема, гипотезы и теоретический блок) и брутальных недостатков (некорректная математическая обработка и выводы) рекомендую поставить данной работе оценку «хорошо».

Ассистент кафедры общей психологии В.Л. Волохонский

Рецензия на работу Маши Кувалдиной

РЕЦЕНЗИЯ

на дипломную работу студентки 5 курса кафедры общей психологии Кувалдиной Марии Борисовны

«Реакция на неопределенность при решении когнитивных задач»

В своей работе Мария Борисовна ставит очень важную проблему – проблему валидности психологического конструкта. Имеет ли под собой какую-либо эмпирическую основу понятие «толерантность к неопределенности» или же это всего лишь нежизнеспособный плод больного воображения теоретиков, работы которых подробно изложены в первой главе дипломного исследования? Хотелось бы обратить внимание на редкое достоинство данной работы: анализ источников по тематике исследования представляет собой именно анализ, а не занудный пересказ чужих мыслей.

    Исследование, которое было запланировано автором в результате понимания недостатка научных знаний в этой области, относится к классу психометрических экспериментов. Тяжелая задача, успешно решенная автором во второй главе работы – поиск методов фиксации неуловимой реакции на неопределенность – оказалась еще сложнее, чем это казалось на первый взгляд, ибо автор старается решить задачу в жесткой естественнонаучной парадигме, определяя неопределенность через вероятность появления стимула, а реакцию на неопределенность как индивидуальную вариабельность закона Хика.

Созданный в результате кропотливой работы эксперимент потребовал самоотверженности не только от автора, но и от участников исследования, реагировавших на неопределенность индивидуально в течение более трех часов. По всей видимости, именно это повлияло на недостаток количества испытуемых для некоторых выводов.

Примененные методы исследования, результаты которых описаны в третьей главе, адекватны поставленной задаче, однако ответ, сформулированный в данном исследовании, отличается высокой степенью неопределенности.

Проявляя толерантность к неопределенности, считаю эту работу великолепной, заслуживающей отличной оценки.

В.Л. Волохонский,

ассистент кафедры общей психологии СПбГУ

 

Шизнь — суббота

Наконец-то выспался. Потом ходили покупать Ляпочке ляптопик. Asus U5200a — маленький (12″), лёгонький (1,5 кг), но мощненький (512 Мб памяти, DVD-RW, WiFi, BlueTooth, и т.п.). Был бы ещё мощнее, но желаемая модель (на пентиуме, а не селероне) обитала только в Кее на Индустриальном проспекте.

Магазин NBCOM на углу Московского и наб. Фонтанки вполне миленький. Народу немного, нет такого столпотворения как в Кее, цены адекватные (несколько ниже чем в Кее). Продавцы инициативные. («А давайте, я в Кей позвоню и узнаю, где у них есть такая модель?»)

Скорей бы я себе маленький ноутбучек купил. А то с кафедральным бегать тяжеловато. Я, когда покупал кафедральный ноутбук, рассчитывал через пару месяцев купить себе свой отдельный, а тогда деньги по гранту не пришли, так что покупка была отложена. Если бы я знал, что мне с кафедральным придётся бегать, точно разбился бы в лепёшку, но выторговал маленький.

Шизнь — пятница

Посетил половину защит дневников. За редкими исключениями, очень толковые работы. Маша Кувалдина, чью работу я рецензировал, кажется, вызвала восторг комиссии, ибо смотрели они на неё заворожённо-восхищённо. Наверное, закон Хика и трёх-четырёх-часовое издевательство над испытуемыми напомнило им их золотые годы…