Снова много букв для суда

Объяснения по делу об административном правонарушении

Я, Волохонский Владимир Львович, 1979 г.р., о событиях 22 марта 2012 года могу сообщить следующее:

В протоколе указано, что я «добровольно организовал массовое присутствие граждан в указанном месте для публичного выражения мнения по поводу актуальных проблем общественно-политического характера». Данная формулировка не соответствует действительности — во-первых, присутствие граждан не было массовым. Во вторых наше собрание не имело цели выражения мнений. В третьих, их никто и не выражал.

Я пригласил ряд граждан для участия в информировании о предстоявшем 24 марта публичном мероприятии — шествии и митинге «За права и свободы граждан», согласованном в установленном порядке с властями города (Приложение №1 — копия согласования от Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности г. Санкт-Петербурга). Я являлся организатором данного публичного мероприятия.

Согласно п. 2 ч. 3 ст. 5 ФЗ-54 от 19.06.2004 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях”, организатор публичного мероприятия вправе «проводить предварительную агитацию в поддержку целей публичного мероприятия через средства массовой информации, путем распространения листовок, изготовления плакатов, транспарантов, лозунгов и в иных формах, не противоречащих законодательству Российской Федерации». Руководствуясь данным пунктом закона мною были исготовлены листовки, озаглавленные «Первый марш весны» (Приложение №2), а также приобретены воздушные шары белого цвета с различными надписями — «Меня надули», «Вы нас не представляете» и «Перевыборы».

Информирование граждан должно было происходить путём раздачи листовок, однако в момент сбора (около 19-00) пошёл довольно сильный дождь и я не стал их раздавать (в протоколе указано, что я их раздавал — это не соответствует действительности, они лежали у меня в рюкзаке и пакете, но я их никому не раздавал).

Мы договорились встретиться на Марсовом поле, на котором было запланировано проведение митинга 24 марта, и оттуда отправиться раздавать листовки. Часть людей, которые должны были информировать граждан о предстоящем мероприятии, собирались перемещаться между точками распространения листовок на велосипедах. Я раздал нескольким товарищам белые шарики.

Всего нас было около десяти человек. К нам подъехали пообщаться и несколько людей на велосипедах, чтобы узнать, чем мы занимаемся. Около 19-15 нас окружила группа сотрудников полиции, которые начали давать противоречивые и не основанные на законе требования. Сначала майор полиции Аболин потребовал уезжать по одному с паузой в 1 минуту. Он заявил, что как только увидит двух едущих вместе велосипедистов, они будут задержаны. Затем другой, крупный мужчина в форме полковника полиции, сообщил, что ехать надо без шариков, потребовав их отпустить или уничтожить.

Когда один из участников попробовал уехать с этого места, он был остановлен сотрудником полиции, затем был остановлен другой, также попытавшийся уехать, после чего тот же полковник приказал «Всё, ребята, забираем всех с шариками — это мероприятие у них… Всё, берём всех, каждого забирайте и всё». Также был задержан и я, так как при мне было несколько шариков.

В протоколе указано, что я «организовал проведение публичного мероприятия с использованием транспортного средства велосипеда». ФЗ-54 от 19.06.2004 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях” содержит исчерпывающий перечень видов публичных мероприятий, каждому из которых дано определение в ст. 2 данного закона:

Статья 2. Основные понятия
Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) публичное мероприятие — открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений, в том числе с использованием транспортных средств. Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, а также выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики;
2) собрание — совместное присутствие граждан в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно значимых вопросов;
3) митинг — массовое присутствие граждан в определенном месте для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественно-политического характера;
4) демонстрация — организованное публичное выражение общественных настроений группой граждан с использованием во время передвижения плакатов, транспарантов и иных средств наглядной агитации;
5) шествие — массовое прохождение граждан по заранее определенному маршруту в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам;
6) пикетирование — форма публичного выражения мнений, осуществляемого без передвижения и использования звукоусиливающих технических средств путем размещения у пикетируемого объекта одного или более граждан, использующих плакаты, транспаранты и иные средства наглядной агитации;
7) уведомление о проведении публичного мероприятия — документ, посредством которого органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органу местного самоуправления в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, сообщается информация о проведении публичного мероприятия в целях обеспечения при его проведении безопасности и правопорядка;

Данный перечень не содержит такого понятия, как «публичное мероприятие с использованием транспортного средства велосипеда». В другом месте протокола указано, что сотрудник полиции Аболин потребовал от нас «прекратить шествие и разойтись». Во-первых, такого требования сотрудник полиции Аболин не предъявлял — он потребовал уезжать по одному, однако при попытке одного уехать, тот был задержан. Никакого шествия при этом не происходило, никто никуда не шествовал. В протоколе также указано, что сотрудник полиции Аболин делал это посредством громкоговорительной аппаратуры, что не соответствует действительности — никакой подобной аппаратуры сотрудники полиции не применяли.

После того, как сотрудники полиции начали предъявлять требования, я не раздавал никаких шариков, единственная моя организаторская роль заключалась в призыве к присутствующим разъезжаться. Когда ко мне подошёл сотрудник полиции и потребовал пройти в патрульный автомобиль, я отказался подчиниться этому требованию, так как оно не было основано на законе. После этого сотрудник полиции взял меня за руки и повёл. При этом никакого сопротивления я не оказывал, кроме устного отказа подчиниться.

На основании вышеперечисленного считаю необходимым административное дело в отношении меня прекратить в связи с отсутствием в моих действиях состава правонарушений, предусмотренного ст. 20.2 и 19.3 КРФобАП.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *