Пелевин и жизнь

С огромным удовольствием прочитал новый роман Пелевина «S.N.U.F.F.» в начале этой недели. Роман интересен для меня тем, что он является нормальным таким внятным сюжетным романом. В нём нет никакой этой шизы с реальностями, которые превращаются одна в другую, никакой постановки мира с ног на голову. Если убрать некоторые чисто пелевинские приколы, то можно легко поверить, что это написал Хайнлайн. Почему-то мне в этом сюжете чудится именно Хайнлайн.

Действие происходит в постапокалиптическом мире, в котором после собственно ядерной всемирной войны прошло, наверное, лет пятьсот. Цивилизация, однако, выжила, но закуклилась в последнем чуде света — парящем где-то над Сибирью гигантском шарике на антигравитационном приводе. Под шариком находится полудикая страна, в которой сложилось всё самое мерзкое, что мы с вами видим вокруг себя. По мановению руки обитателей шара тамошнего тирана Рвана Дюрекса сменяет поклонник демократуры Рван Контекс. Наверху всё тоже очень весело. Старые феминистки постоянно добиваются повышения возраста согласия, а противостоит им ассоциация «ГУЛАГ», в которую входят геи, лесбиянки, ну и прочие буквы этой интересной аббревиатуры.

В общем, злостная сатира на действующий миропорядок. Досталось, конечно, всем. Кажущийся всесильным тиран — на самом деле просто рваный презерватив, которому даже имя такое подбирают в шарике, дабы в новостях веселее звучало. Разумеется, Пелевин вносит в книгу много приколов. Помните эту забавную штуковину — сибирский язык, фанаты которого даже пытались, помнится, создать свой раздел в Википедии? Ну так вот в этой дикой стране действуют два языка. Говорят все на одном, а вот всё официальное делопроизводство идёт на верхне-среднесибирском.

«Это были времена всеобщего упадка и деградации, поэтому верхне-среднесибирский придумывали обкуренные халтурщики-мигранты с берегов Черного моря, зарплату которым, как было принято в Ацтлане, выдавали веществами. Они исповедовали культ Второго Машиаха и в память о нем сочинили верхне-среднесибирский на базе украинского с идишизмами, — но зачем-то (возможно, под действием веществ) пристегнули к нему очень сложную грамматику, блуждающий твердый знак и семь прошедших времен.»

Поэтому обучение этому языку дело трудное. Но полезное, ибо хорошо выучивший может выполнять юридический перевод с нормального языка на язык закона. В общем, книга показывает массу реальностей. Особенно приятно почитать книгу «несогласным» — в ней мы выведены под именем «нетерпилы». На шарик, однако, нетерпилам попасть не судьба. Туда берут только тех товарищей снизу, которые наворовали достаточно, чтобы считаться «инвесторами».

По ходу дела Пелевин бегло комментирует идеи Чалмерса и Деннета. В общем, я тут пересказал только малую часть чисто пелевинских приколов. Отличная книжка, давно такой не было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *