Про Льва Волохонского — ч.2

Волохонского приговорили к двум годам лагеря общего режима. 15 июня в его защиту выступила Московская Хельсинкская Группа.
Из «Крестов» он сумел нелегально передать на «волю» свое Заявление, в котором говорилось: «Я благодарю всех, принявших участие в моей судьбе, все профсоюзы, выступившие в мою защиту. Я обращаюсь к вам из ленинградской тюрьмы «Кресты» с призывом о дальнейшей поддержке СМОТ. Необходимо предотвратить новые репрессии». Кроме того, также нелегально, Волохонский переслал свои записки, в которых, среди прочего, рассказывал об условиях содержания заключенных в «Крестах». ИБ приводит выдержки из этих записок: «Я живу в маленькой, 7-8 метров, камере, в ней, кроме меня, еще 6-7 человек. Люди здесь уложены в три слоя: три-четыре – на полу, два на нижних «шконках», два на верхних… Справа от двери – кнопка для вызова надзирателя. Вокруг нее надпись: «Ко мне, Мухтар!»… Тут неплохо. Можно вволю спать, думать, читать дрянные книги, общаться с сокамерниками, слушать радио. Бывают интересные передачи местного радиоузла… Например, «Как подавать кассационные заявления», «Воровство – это омерзительно», «Сегодня наказаны» и т. д. А вот цитата из праздничной передачи: «Сегодня, в день коммунистического субботника, народные суды нашего города работали весело и с огоньком». В общем, не скучно….».
Кассационная жалоба по делу Волохонского была отклонена. Срок он отбывал в зоне общего режима в поселке Башмаки Кизелского района Пермской области. Опыт и знания, полученные в уголовном лагере, впоследствии пригодились ему при подготовке книги «По понятиям».
После освобождения Волохонскому не разрешили вернуться в Ленинград. Весной 1981 он определился сезонным рабочим по расчистке леса в Хвойнинский район Новгородской области и поселился в деревне Ильино. Вслед за ним туда же устроились на работу еще несколько смотовцев. Многие члены СМОТ, а также их друзья и родственники, приезжали в лесничество на время. Там побывали Игорь Бояров, Елена Зелинская, Михаил Талалай, Татьяна Плетнева и другие.
Осенью Волохонский вернулся в Ленинград, зимой работал кочегаром в пригородном дачном поселке Лисий Нос, а в апреле снова отправился в лесничество и арендовал дом в деревне Былова Гора. В 1981-82 Хвойнинский район стал практически полулегальной базой свободного профсоюза. 11 сентября 1982 силы КГБ и МВД провели спецоперацию – оцепили пять деревень района (Былова Гора, Ильино, Тимошкино, Тарханово и Фомкино), в которых смотовцы арендовали дома, и провели там обыски и облавы. Ничего «криминального» КГБ найти не удалось.
8 декабря 1982 в Ленинграде Волохонского вторично арестовали и поместили в Следственный изолятор КГБ на Шпалерной (тогда Воинова), 25. На этот раз его обвиняли по 70 ст. УК («Антисоветская агитация и пропаганда»).
На следующий день после ареста одного из своих лидеров СП СМОТ выпустил Заявление: «Советский режим… вновь ясно и грубо продемонстрировал, что он намерен и впредь продолжать политику подавления любой независимой общественной жизни». 10 декабря в центре Ленинграда на стенах нескольких домов появились надписи «Свободу Волохонскому!», сделанные его оставшимися на «воле» друзьями.
Основными обвинениями, предъявленными ему КГБ, были распространение номеров ИБ СМОТ и романа Дмитрия Аксельрода «Братья Красовские» (автора этого романа осудили по ст. 190-1), а также передача в зарубежные СМИ письма в защиту арестованного члена СМОТ Валерия Сендерова.
Сотрудники КГБ, страдавшие недержанием юмора, во время следствия не без ехидства называли Льва Волохонского «наш Лех Валенса». Конечно, СМОТ по своим масштабам не сопоставим с польской «Солидарностью». В то время чины из бдительных «органов» были уверены в бессмертии коммунистической системы. Они и подумать не могли, что до гибели этой охраняемой ими системы остается всего восемь лет.
20-24 мая 1983 проходил суд. Подпольный информационный Бюллетень «+», выпускавшийся в Москве Ольгой Корзининой и ее друзьями, сообщал тогда об этом процессе: «Судья настойчиво старается выяснить политические убеждения Льва Волохонского. Лев Волохонский отстаивает свое право не иметь политических убеждений и не выбирать между социализмом и капитализмом, а жить, руководствуясь нравственными принципами… На вопрос судьи, будет ли он и впредь заниматься антисоветской деятельностью или строить коммунизм, Лев Волохонский ответил, что антисоветской деятельностью никогда не занимался и не будет. Он может жить и при советской власти, так как легко обходится и без демократии, и без колбасы, и без хороших штанов. Общественной деятельностью в ближайшие несколько лет тоже заниматься не будет («У меня другие планы» – с иронией заметил он). Коммунизм же он способен строить только под дулом автомата».
В своем последнем слове Волохонский сказал: «…что касается приговора, то я уверен, что он будет вынесен в полном соответствии с текущей политикой коммунистической партии Советского Союза». Суд приговорил его к пяти годам лагеря строгого режима и четырем годам ссылки.
Второй срок он отбывал в Пермских политлагерях № 35 и 37. О политических зонах он пишет в своих мемуарных записках. Эти записки субъективны, как, наверное, и любые мемуары. Некоторые его оценки вызывают возражения, но нельзя лишать мемуаристов права на высказывание своей точки зрения. Нельзя отказать в этом праве и Волохонскому.
В декабре 1985 его привезли в Ленинград в «Большой Дом» и предложили эмигрировать из СССР, угрожая, в случае отказа, «раскруткой» на новый срок (подобное предложение делалось ему и в 1980 во время отбывания первого срока). Покинуть свою страну Волохонский отказался.
Исправительно-трудовую пятилетку, запланированную для него КГБ, отбывать до конца не пришлось. В феврале 1987 он вышел на свободу по «горбачевской амнистии» и поселился в Москве. В это время СМОТ снова активизировался. Как пишет Волохонский, «В т. н. «застойный период» многие присоединялись к СМОТ, как к одной из немногих активно действующих антисоветских организаций, исключительно ради борьбы с режимом, не имея при этом специальных целей и интересов. Естественно, что, когда встал вопрос о будущем организации, мнения разошлись.
Наметились 3 тенденции: правозащитная, политическая и собственно профсоюзная.
Начала активную работу с жалобщиками Рабочая Комиссия при Совете Представителей СМОТ, возглавляемая Владимиром Сквирским и Мариной Кублицкой…
Политически ориентированные члены СМОТ… начали активно участвовать в деятельности политизированных неформалов, периодически пытаясь превратить СМОТ в политическую организацию того или иного направления.
Остальные члены СМОТ занялись созданием информационных структур, ориентированных на изучение неформальных групп и общественных движений и распространение идей свободных профсоюзов на предприятиях страны» («Развитие свободных профсоюзов в СССР. 1977-1991 гг.» С. 14).
Решением СП представительские и координаторские функции профсоюза были делегированы Информационному Агентству СМОТ (ИАС), которое возглавили Лев Волохонский и Ольга Корзинина, ставшая его супругой.
В октябре 1987 в Ленинграде в помещении Клуба-81 состоялась встреча редакторов независимых изданий. На встрече Волохонский, выступавший от имени ИАС, сказал: «Я предлагаю выбрать представителей в Москве, Ленинграде и Риге (во встрече принимали участие только москвичи, питерцы и рижане – В. Д.), которые с целью обмена информацией собирали бы журналы, выходящие в их городах, и распространяли бы выходящие в других. Во всех городах нужно создавать тиражные комиссии, которые распространяли бы издания по заявкам подписчиков. Я думаю, что у нас есть предпосылки для объединения на основе плюрализма и свободы слова» («Грани» № 148, Франкфурт-на-Майне, 1988. С. 303-304).
В январе 1988 ИАС приступило к практическому осуществлению его предложения. Под эгидой Агентства начался выпуск Информационного бюллетеня (ИБ ИАС). С 1988 по 1996 были изданы 118 номеров ИБ, в которых помещалась информация о рабочем и профсоюзном движении в нашей стране, аналитические статьи, переводы материалов о зарубежных профсоюзах и многое другое. ИБ и разнообразные листовки Волохонский печатал сначала на ксероксе, привезенном из ФРГ, а затем на ротаторах. Эти ротаторы он купил у комсомольских функционеров, разворовывавших и распродававших имущество своей организации накануне ее полного развала.
Издательская деятельность развернулась на съемной квартире в Москве, перенаселенной собаками, котами и гостями из разных городов и стран. Помимо Бюллетеня, Агентство тиражировало и распространяло другую свободную печать («Благовест», «Вестник Совета ЭК», «Меркурий», «Топку» и т. д.). Таких изданий в общей сложности было 15 и рассылались они в 34 города.
С 1988 ИАС выпускало справочники по самиздатской печати и независимым общественным организациям. Эти справочники сегодня являются бесценным источником для изучения общественной и политической жизни страны периода «перестройки».
В 1998, к двадцатилетию основания СМОТ, Агентство издало юбилейный сборник («Свободное Межпрофессиональное Объединение Трудящихся. 1978-1998. ИА СМОТ, С.-Петербург, 1998. 276 с.). В сборнике представлены основные документы СМОТ и отдельные статьи из ИБ, рассказывающие о двадцатилетней истории независимого профсоюза.
Свою журналистскую деятельность Волохонский не ограничивал ИБ ИАС, где помещал статьи под своей фамилией и под псевдонимами А. Ровин, М. Спиридонова и Б. Владимиров. В 1987-88 он входил в редколлегию самиздатского бюллетеня «Гражданское достоинство», выпускавшегося одноименным объединением, в 1988-92 в редколлегию также самиздатского журнала «Российские ведомости». В 1993 был ответственным редактором журнала «Синдикаты», издававшегося типографским способом.
Помимо профсоюзной деятельности Волохонский участвовал в работе независимой Комиссии по вскрытию места захоронения и исследованию предполагаемых останков императорской семьи. Эта комиссия отнеслась с недоверием к выводам экспертов, признавших принадлежность найденных под Екатеринбургам останков Романовым. Волохонский был в числе организаторов первого открытого молебна в Москве (в Донском монастыре) в память о царственных мучениках 17 июля 1989.
Далее — ч.3.

Про Льва Волохонского — ч.2: 1 комментарий

  1. «Издательская деятельность развернулась на съемной квартире в Москве, перенаселенной собаками, котами и гостями из разных городов и стран» — помним-съ 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *