Тем, что оно позволяет, исходя из обоснованной системы знаний, критично воспринимать тексты. У заочников с этим большие проблемы — они порой верят каждой прочитанной ими книжке как тексту священному, как некой истине. Стоящая у меня на полке книга «Непослушное дитя биосферы» (Лёха, заезжай в гости, забери её обратно!) — как раз отличный образец текста религиозного. Вера! Вот чего требует Дольник от читателей. Я честно прочитал эту книгу. Но не поверил. У меня, знаете ли, от занятий по физиологии ВНД остался ряд сведений о тяжёлых (и в основном — безуспешных) попытках доказать наличие у человека хоть каких-то инстинктов. Но я, в общем, доброжелательно отнёсся к этому тексту, ибо какой-то уж совсем ереси там вроде как не было. Ключевая проблема — отсутствие разделения фактов от собственных домыслов. Если бы автор начиная некое рассуждение, указывал бы на то, что это лишь гипотеза, претензий бы особых и не возникало. Каждый имеет право на гипотезы, пусть и порой диковатые.

Тут вот разбирают шорт-лист премии «Просветитель», куда попала и книжка Дольника. Я человек мягкий и согласен скорее с позицией Александра Маркова. Но интереснее, конечно, не удобная всем позиция Маркова, а бескомпромиссная грызня Алексея Куприянова (). С ним я тоже согласен! 🙂

Вот фрагмент, вернее — кусок, из его краткого отзыва:

Одна из глав книги В. Р. называется «Прогулки по запретным садам гуманитариев». Собственно, так можно было бы назвать и всю книгу, однако с тем же (если не большим) успехом гуманитарии могли бы прогуляться по собственным запретным садам В.Р. Уши его политической программы – здоровый сексизм советского диссидента – торчат из-за каждого дерева. Подчиненное положение женщин в обществе естественно, потому не безобразно; диктатура – наиболее непосредственное проявление все тех же наследственных программ поведения – скотство, поскольку получается как бы сама собой; построенный на инстинктах реальный социализм экономически безнадежен; а вот над настоящей демократией надо работать. Тут бы выбрать что-то одно: либо бороться и с диктатурой, и с поражением женщин в правах как с проявлениями скотства, либо славить и то, и другое как следование зову природы.

Тем более обидно за гуманитариев, попадающих под очарование книги В.Р. (видел и таких – вполне серьезные академические историки, например). Вместо того, чтобы прочитать хотя бы одну обзорную монографию по приматологии, они слепо доверяют популярной смеси неизвестно как и кем полученных сведений о том, «как все обстоит на самом деле» и счастливых догадок, полагая, что наконец-то нашли ответы на все проклятые вопросы социальных наук. Куда в этот момент девается весь положенный ученым организованный скептицизм?

Да, вот ещё хотел сказать. Не надо учить тому, что у человека нет никаких инстинктов. Не надо учить тому, что у человека инстинкты есть. Надо рассказывать о том, как идёт поиск этих инстинктов и каковы конкретные полученные результаты… Это и психологии касается. Когда я учился у меня вообще общую психологию вела коллега с кафедры политической психологии по заветам Ганзена. Ганзен — это религия политических психологов… К сожалению, он (по моим весьма смутным воспоминаниям о книжке про системные описания) следует канону именно религиозного текста, в котором счастливые догадки и размышления автора преподносятся как доказанный научный результат (системное описание)…

: 1 комментарий

  1. Начнём с того, что психология как наука представляет из себя весьма что-то вроде цветового круга (точную аналогию не придумал пока), или огромного участка, где каждый сеет что-то свое — один картошку, другой свеклу, третий и картошку, и свеклу, и помидоры. И пока оно так будет, что ж тут удивлятся про то, как преподносятся эти самые инстинкты? 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *