ЗПШ: день второй, эмоинтерфейсы

Сегодня ходили на семинар про affective computing, который многих побудил что-то написать. Поскольку это был семинар, где участникам надо было подумать и рассказать про применение этих самых эмоциональных интерфейсах, которое они видят в какой-либо области, то наша команда посвятила свой минидоклад применению affective computing в сфере интимных услуг… Но речь не об этом. В сегодняшнюю газету мы с Маринкой опять написали по статье. По-моему, получилось недурственно.

Мир эмоциональных интерфейсов

Джонни надо было попасть домой быстрее, и он потихоньку начинал закипать, поздний поезд метро всё никак не подходил. Рекламный щит на ближайшей колонне ожил, почувствовав его приближение, встрепенулся, как бы принюхиваясь к нему…

— Джонни, старик, а не посетить ли тебе в эту субботу боксёрский поединок между Кликом Виталичко и Таем Майксоном? Только представь этот апперкот, которым Тай его уложит! А? Всего 200 амеро! Да у тебя на счёте в банке ещё полно денег, надо расслабиться на выходных?

Тупая машина почувствовала, что сделала что-то не так и похоже, испугалась. Ему нравилось иногда ставить эти идиотские автоматы в тупик, специально раздражаясь ещё больше. Он скорчил злобную гримасу и повернулся к щиту, представляя в уме большую кувалду…

— Да не, ладно, это я так предложил. Вот, посмотри лучше какой тигрёнок родился в зоопарке на прошлой неделе.

Разумеется, испуганный искусственный разум тут же показал ему самого умильного котёнка, которого только можно было найти в обширной библиотеке успокаивающих позитивных эффектов. Джонни не знал, что одновременно через маленькие сопла в стене на него была выплеснута ударная доза успокоительно-увеселительного снадобья. Не знал, но практически каждый день пугал автомат, радуясь своему умению. Иногда он подумывал даже в середине рабочего дня сходить в метро поразвлечься. Но стены офиса резко меняли цвет, начинала играть более бодрая музыка и он забывал об этом, забывал…

А на другом конце огромного города его ждал трёхлетний сын. Мама сидела в соседней комнате и играла в свежую Lineage V, выполняя увлекательный квест на грибы, а малыш Кевин скучал. Его робособачка старалась как могла, но она же не могла сейчас превратиться в папу (на такую модель денег у Джона не было), всё что она могла — включить видеоролик с его изображением. Обычно это успокаивало малыша, но сегодня что-то пошло не так, а ничего более радостного собачка Кейбо не могла показать. Снова увидев в третий раз тот же ролик, малыш заплакал. Он знал, что в это время папа должен уже быть дома. Мало что сравнится со страданием трёхлетнего ребёнка!

Постепенно его плач набирал всё большие обороты и будил в доме всё больше систем с эмоциональным интерфейсом (даже Lineage прореагировала, увеличив громкость в мамины наушники). Стены комнаты начали постепенно переливаться разными оттенками тёплых цветов, пытаясь привлечь внимание, стереовизор попытался изобразить ласковую улыбку и сказал

— КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет!

Тот же модуль работы с эмоциями был встроен и в другие простенькие игрушки — со всех сторон дома к Кевину медленно приближались его лошадки, медвежата, длинноухие зайцы, все как один с зелёными глазками и умильными улыбками. Они толкались в двери и говорили, говорили, говорили…

— КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет… КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет… КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет… КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет… КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет… КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет… КЕЕЕВИН! Да твой папа скоро приедет…

Однако папа вскоре пришёл, а назавтра ушёл опять, ведь даже в мире эмоциональных интерфейсов кто-то должен работать, а не только улыбаться. Он взял сегодня с собой новую игрушку которую подарили им для ребёнка. Она сможет взять на себя часть функций воспитания. Надо показать новое чудо коллегам. Небольшой медвежонок, одетый в рубашечку цветов национального флага был явно доволен тем, что его берут на прогулку.

— Как это здорово, Джон Андертон, что в этот чудесный день ты решил взять меня с собой. Именно в такое утро по-настоящему чувствуешь восторг от того, что ты гражданин Америки, Единой Америки! И до национальных выборов осталось всего три дня! Вся страна, все граждане придут и сделают свой выбор!

Джон знал, что это действительно так. В последние дни он, как и все его сослуживцы, испытывал какой-то особенный прилив сил, гордость за свою страну, восторг перед великим человеком, который вёл их по пути к новым горизонтам. Он хотел вновь испытать это ни с чем не сравнимое переживание, тот восторг, это переживание, которое переворачивает тебя, и ты чувствуешь, как ты и только ты, но и вместе со всей страной сейчас решаешь, какой ей быть. Ты в кабинке избирательного участка. И сейчас тысячи людей в таких кабинках. Сотни тысяч кабинок по всей стране. Кабинки решают!

Deus ex machina

Я сегодня ходила на семинар-практикум по эмоциональным интерфейсам. Мне там, в общем-то, понравилось. Было весело. Ребята молодцы. Меня только смутило, что я не очень поняла, для кого и зачем это всё разрабатывается. Общую идею я, наверно, всё-таки уловила: ребята хотят сделать так, чтобы автоматика распознавала и регулировала эмоции человека. Идея вроде бы благая и симпатичная. Во всяком случае, нейтральная. Однако при попытке психологов придумать, как она будет реализована в конкретных областях, получаются выводы, которые начинают меня волновать. Я сейчас попробую объяснить, почему. Сначала я расскажу, что я заметила, а потом объясню, почему взволновалась.

В процессе мозгового штурма коллеги, например, порождали предложения о том, чтобы машина следила за самочувствием человека и регулировала режим работы-отдыха, чтобы автоматический официант в кафе разнообразными способами желал человеку приятного аппетита, чтобы робот-нянька в зависимости от эмоционального состояния младенца следил за его играми, и так далее. В общем, машина принимает на себя функцию контроля эмоционального и отчасти физиологического состояния, совершая для реализации этой функции ряд вариативных действий.

А теперь о том, почему я взволновалась. Мне как-то один хороший знакомый сообщил, что я шизоид с гипертимными чертами. Шизоиды, кстати, решительно отказываются принимать меня за свою, видно, судьба моя такая, всю жизнь прожить маргиналом. Но не суть. У меня действительно имеются вполне отчётливые шизоидные или, если сказать политкорректно, интровертные черты. Это следствие моих определённых личностных особенностей и моей профессии – когда много работаешь с людьми, от них очень устаёшь. Я люблю уединение. Я умеренный социопат. Я достаточно хорошо адаптирована, чтобы справляться с разными ситуациями взаимодействия, но, например, я не люблю звонить людям по телефону. Разговоры, в особенности не по делу, меня напрягают. Покупать вещи и еду я предпочитаю в магазинах, где общение с продавцами сведено к минимуму. Я люблю эмоциональное общение, но оно требует от меня специального настроя и энергетических затрат. Когда я хочу расслабиться, я выбираю взаимодействие с машинами, а не с людьми.

Почему?

Потому что действия машин предсказуемы, а действия людей – нет.
Это не просто мой личный бред начинающего шизофреника. Мне случалось обсуждать этот вопрос со своими друзьями, имеющими схожие взгляды на гаджеты и взаимодействие с людьми. Мы с ними сходимся в том, что доверять людям трудно и требует массы дополнительных действий по сравнению, например, с доверием компьютеру. Я, правда, в отличие от многих своих знакомых, считаю, что во взаимодействии с людьми игра стоит свеч. Но не тогда, когда я устала и хочу поесть, быстро добраться до дома, послушать любимую музыку (нужное подчеркнуть). В такие моменты мне важна максимальная предсказуемость происходящего. А если машина своими действиями будет регулировать мои эмоции, волшебная сила предсказуемости немедленно сходит на нет.

Наличие эмоционального интерфейса делает поведение машин похожим на человеческое. А мне этого совсем не хочется (жалобно улыбается). Мне хочется, чтобы машины оставались машинами. Такими, какие они есть, или более совершенными и сложными, но понятными. Однозначными, предсказуемыми, добрыми существами, которым всегда можно по-настоящему доверять.

Что же касается нормальных здоровых людей, не страдающих социопатией (ау?) и не обладающих особенной любовью к технике, то, может быть, им и не нужны эмоциональные интерфейсы? Ведь если эти железные штуковины будут ещё и распознавать эмоции, то гигантские человекоподобные роботы непременно захватят мир!

ЗПШ: день второй, эмоинтерфейсы: 3 комментария

  1. Deus ex machina — замечательно!
    Большое удовольствие от текста, а мой внутренний социопатствующий шизоид просто счастлив 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *