О судебном

Сегодня было второе в моей жизни судебное заседание, где я выступал в новом для себя амплуа защитника. На предыдущем мы отчитались о нашей позиции и вызвали ментов, осуществлявших задержание. Я подготовился к новому раунду — нарыл кучку разногласий между рапортами и протоколами и оформил ходатайство о вызове сотрудника, оформлявшего протокол. Начал думать, как выкручиваться из ситуации в плане ссылок на решения ЕСПЧ и т.п.

Своих свидетелей у нас нет.

Судья: Так, это по вашему ходатайству был вызван свидетель? Тогда ваши вопросы.
Защитник: Прежде чем переходить к существу дела, давайте определимся: Вы составляли рапорт о задержании?
Свидетель-полицейский: А можно ознакомиться?
Защитник неохотно показывает копию рапорта.
Свидетель-полицейский: А можно на оригинал взглянуть ещё раз, а то тут подпись не видно.
Судья показывает оригинал в деле.
Свидетель-полицейский: Нет, это не моя подпись.
ЗАНАВЕС.

Копию рапорта я показывал неохотно, потому что знал, что свидетель может почитать свой рапорт, а потом начать его строго пересказывать. А нам лучше, чтобы свидетель вообще не видел, что подписал пару месяцев назад — тогда его проще поймать на существенных расхождениях с рапортом. Теперь надо будет запомнить и отдельно фотографировать подписи ментов, отдельно от рапорта. И начинать с этого.

Впрочем, судья решила всё равно вызвать (по уже сделанному нами ходатайству) того, кто протокол составлял. Вот ему, бедняге, я не завидую. Ибо ему теперь придётся отвечать на неприятные вопросы — откуда у него в деле взялись поддельные рапорта…

Сегодня

Мы сегодня решили не умничать, заявлять очевидное.

Мы там по диспозиции шли между прибившимися сзади к левакам ЛГБТ и националистами.

В целом, неплохо прогулялись. Народу было немного, тысячи, наверное, четыре. Ну то есть, побольше, чем на Пионерской площади 24 февраля, но поменьше, чем там же 18-го. Вчера, говорят, тысяч восемь было.

Ну то есть, конечно, говорят разное. По мнению ГУВД так и вовсе сегодня было 800 человек, а вчера — 2500. Но это уже просто смешно.

http://spb-ru.livejournal.com/5551298.html — тут есть фотки сверху, но это уже через час после начала митинга (определяю по диспозиции пары флагов «Солидарности»), который был довольно скучным и я практически ничего не слушал.

http://andre-8-filatov.livejournal.com/51132.html — тут тоже фотки с самого начала.

Резолюция политсовета «Солидарности» о «Гражданском комитете»

Полный текст принятой вчера резолюции политсовета по вопросу о «Гражданском комитете». Текст подготовлен мной, некоторые правки добавлены Скобовым, Сизёновым и Скаковским.

Резолюция политсовета Санкт-Петербургского регионального отделения ОДД «Солидарность»
О «Гражданском комитете»
В январе в Петербурге из представителей различных оппозиционных организаций был создан «Гражданский комитет», претендующий на лидерство в гражданском протесте против фальсифицированных выборов.
В результате переговоров между «Гражданским комитетом» и движением «За честные выборы» 4 февраля 2012 в Санкт-Петербурге прошла общая акция этих объединений. Самым часто упоминавшимся в прессе моментом этой акции стало выступление лидера некой «Русской партии» Николая Бондарика, который оскорблял других участников акции и нецензурно выражался со сцены. В частности, он заявил, что «Россия для русских, а те, кто считают, что Россия — для всех, могут уматывать к чёртовой бабушке» и др. Данного выступления не было в том варианте списка выступающих, который был согласован со стороны «Движения за честные выборы», однако оно предполагалось решениями «Гражданского комитета», и ведущая митинга Ольга Курносова, фактически руководящая «Гражданским комитетом», дала ему слово. Читать далее «Резолюция политсовета «Солидарности» о «Гражданском комитете»»

Про путинг

Я туда так и не попал — заболел и не пошёл ни на одну из вчерашних акций. Ибо решил, что поспрашивать участников путинга, что у них в голове творится, и без меня найдётся немало. И не ошибся.

Хочу отметить, впрочем, что на оппозиционных митингах тоже не так уж трудно бывает найти человека, который не может внятно объяснить, что у него написано на плакате и почему. Ибо креативит кто-то один, а плакат на митинге выдают другому участнику какой-либо группы, чья эрудиция может не достигать вершин творчества автора. Хрестоматийным для меня стала участница антикропачевских пикетов, после моих вопросов жалобно уточняющая у Миши Елисеева, который там был таким закадровым организатором — «Миша, а что значит — шестьдесят восемь?». Но, конечно, такие казусы встречаются не так уж часто, а на путинге — это скорее правило, чем исключение.

А так, всё вполне в рамках ожидаемого. За рамки вышел разве что случай организованного посещения путинга воспитанниками психоневрологического интерната, одному из которых стало плохо непосредственно в ходе путинга.

Пожалуй, из читанных мной СМИ решительнее всего проехался по путингу Александр Калинин на «Росбалте», уж не знаю — за что. Даже Олег Мухин на «Закс.ру» был в своём репортаже как-то благодушнее. Вообще, путинг для журналиста — это же просто прелесть, что за повод для материала. На акциях «несогласных», вне зависимости от числа участников, сценарий примерно известен ещё до начала, и только Бондарик в паре с Кочетковым способны оживить этот пейзаж и дать повод для пары абзацев. Иначе — нет конфликта, нет новости. В том, что кто-то выходит против Путина на акцию протеста — нет ничего удивительного для читателя. А вот, что нашлись люди, которые вышли за Путина — это новость. Это круче гей-парада.

Мои кандидаты и другие животные

Мой новый текст на тему актуальной политической жизни:

Ролик, где Чулпан Хаматова, чуть ли не рыдая, сообщает всем о том, что Путин всегда выполнял обещания, данные фонду «Подари Жизнь», уже прокомментировали почти все заинтересованные, так что обратим внимание на других героев. Совершенно вынес мне мозг один из моих любимых певцов Сергей Трофимов: «Владимир Путин — это человек, который может исправить на посту свои же собственные ошибки». Остальные просмотренные ролики укладывались в одну тему. Жалобным голосом футболист Роман Павлюченко сообщает: «Я хочу пойти и отдать свой голос за Путина… вот… потому что хочу, чтобы какие-то сдвиги были», а затем с некоторым сомнением добавляет: «Может быть, мой голос может решить судьбу моего ребёнка, моей семьи, моих близких, родных». Такое ощущение, как будто его семья сейчас находится под присмотром надёжных людей, а за камерой стоит лично Михаил Галустян в бессмертном образе тренера омского «Газмяса». После этого я тут же открываю ролик, где певец Стас Михайлов тоже пытается оправдаться за свой выбор — голосовать за Путина. «Я просто не политик, я чисто так интуитивно говорю… Я хочу, чтобы дети жили спокойно мои»

Приключения заявы: игра в картошку

Как некоторые помнят, через несколько дней после «выборов» 4 декабря я подал в Следственное управление Следственного комитета по Санкт-Петербургу заявление о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации результатов выборов на участке №525.

Это заявление в воображении сотрудников превратилось в «обращение В.Л. Волохонского на неправомерные действия должностных лиц», и в таком качестве начало своё путешествие по инстанциям.

Для начала, 14 декабря, оно было переправлено в Прокуратуру Санкт-Петербурга «для рассмотрения» и «выявления признаков преступления». То есть — вы проверьте, а если найдёте, что это действительно по нашей части, верните нам.

Прокуратура Санкт-Петербурга, не будь дура, 28 декабря переправила оное «обращение» прокурору Кировского района Санкт-Петербурга. Ну так и прокурор Кировского района, старший советник юстиции С.Г. Зеленцов — тоже не дурак, и 31 января отправляет это заявление начальнику УМВД по Кировскому району Санкт-Петербурга подполковнику милиции Сухарикову А.М.

Теперь его ход!

переписка нашистов

Всё-таки любопытство пересилило мораль и полез я читать, что там нашисты друг другу писали. Интересовало всё, связанное с Петербургом, но пока ничего особо интересного не нашёл. Нашёл случайно там Сергея Тютюму в письме от 2006 года в направлении «массовые акции», там было отмечено, что попал туда через Потёпкина. Тютюма мне известен только одним — он работал в университетском отделе охраны и участвовал в действиях против пикетчиков, которые были против Кропачева. После этого его, как я понял, университет попросили покинуть…

В общем, ни хрена там интересного по СПб я не нашёл. Масса всякого, но скукотища. Вот например — какая-то нашистская смета — http://slivmail.com/omarov/message/38035. Я вот только не в теме, что за агитацию разворачивали «Наши» у нас в регионе в апреле 2009? Я вообще, честно говоря, не помню никакого заметного присутствия «Наших» и их проектов в петербургском информационном пространстве за последние лет пять. Самое мощное их вторжение в СМИ было, когда в 2007 сгорел их офис на Васильевском острове…

Отчёт о проделанной работе может быть интересен разве что его сотрудникам, на мой взгляд. Бюджет проекта 300 тысяч в месяц, на ноябрь наш медиамагнат просит увеличения до 500 тысяч.

Что же было сделано за эти деньги? Собственно говоря, про эту интересную сеть (некоторую её часть) я уже писал. Я вот только не понимаю — в чём эффект-то? И как его, этот эффект, можно было бы измерить?

Кто-нибудь может сказать, зачем они вбухивали миллионы рублей в раскрутку ЖЖ и продвижение тем в блогосфере?

Но всё-таки для любопытствующих (часть текста удалил — в жж не пролазит многобуков)…

Отчет о работе сети в СПб за октябрь 2011 года
Читать далее «переписка нашистов»

Роман Зенцов о шествии 4 декабря и не только

Очень интересное интервью, на мой взгляд. Всегда поражался умению Зенцова говорить чётко, внятно, взвешенно и аргументированно, при полной дикости для меня его политических взглядов. Эти люди, конечно, очень опасны. Но договороспособны. Это, как мне кажется, особенно опасно. 🙂

– Какова была ваша роль в шествии 4 февраля?

– Я ехал в грузовике вместе с Курносовой во главе шествия. Наши парни шли впереди колонны – основная силовая часть, человек сто. Они шли сразу за «газелью», потом журналисты, потом либералы, а дальше – все остальные. Где-то в хвостике шли национал-патриоты. Мы заняли такую позицию по общему согласованному решению, потому что всю задачу по охране мероприятия мы взяли на себя. У нас процентов 80 – это бойцы. Ребята политически подкованные и боеспособные. Мы опасались – много было информации о том, что возможны провокации.

Какие были договоренности? Некоторые обвиняют Курносову, что она в нарушение договоренностей ехала впереди на «газели»… Может быть. Я вот в эту всякую лабуду, если честно, даже не лез. Мы вели митинг. Куда мы бы повели шествие, туда бы оно и пошло. Я сейчас не тяну одеяло на свою сторону, не пытаюсь создать лучшее впечатление о нас. Но на самом деле – не скажу что все, но многие – пытавшиеся быть ораторами на этом мероприятии – люди со своими комплексами. Они пытаются быть над толпой, хотя не обладают ни способностями особыми, ни харизмой, ни талантом. Просто люди хотят быть вождями. Поэтому мне неинтересно было, что там происходило на оргкомитетах, как они ругались. Мы поставили перед собой задачи и мы их выполнили. А задач было несколько: охранять митинг, вести его, обеспечивать порядок. Как только мы ушли, пошла волна, кого-то начали со сцены сбрасывать… А пока мы были, все было спокойно.

– А почему вы ушли?

– Потому что мы изначально оговаривали все условия: что митинг будет продолжаться определенное время, что будет определенный список выступающих. А тут начали вклиниваться в качестве выступающих еще какие-то люди. Специально провоцировали конфликт, чтобы показать, что в Питере оппозиционеры подрались.

– Вы говорите о Бондарике?

– Да, о Бондарике. В общем, началась клоунада, что и было выгодно власти.