Что я посетил на ЗПШ?

(См. отчёт Маринки). Ну вот, вернулись мы с зимней школы. На этот раз я посетил все завтраки. Даже тот, который был через 4,5 часа после окончания чтения пьесы Аллахвердова «Три мушкетёра под солнцем июля». Пьеса восхитительная, я потом ещё на эту тему что-то буду писать. Мушкетёры Аллахвердова — это Эварист Галуа, Жильбер Лафайет и Александр Дюма, а действие происходит, естественно, на пересечении научной, культурной и радикально-оппозиционной жизни эпохи Луи Филиппа.

В первую очередь, я посетил все три дня сквозного проекта «Новые подходы к анализу эмпирических данных. Анализ данных в среде R» и даже получил соответствующую официальную бумажку о повышении квалификации. В первой половине Иван Воронин учил нас базовым приёмам работы с данными (вектор, матрица, список, их преобразования), в небольшом блоке Филипп Управителев объяснял, кто такие бутстрэпы, с чем и как их едят, а в последний день Андрей Четвериков учил нас регрессионному анализу. Я узнал немало нового для себя, но не уверен, что мне оно пригодится.

И это было не отнюдь, отнюдь не единственное мероприятие такого рода! В первый же вечер, если я правильно помню, был семинар Марата Зайнутдинова и Тимура Латыпова «Введение в байесовскую статистику». Я, как обычно, ни хрена не понял. На следующий день я посетил семинар «Методы и инструменты прикладного анализа социальных сетей» Александра Семёнова и там я, вроде бы, понял практически всё. На следующий день я опять проспал почти всё, вырубившись после утреннего бдения над R (ночью-то пьеса была!) и посетил только собственный проект про LDA.

Потом мы играли в «Что? Где? Когда?» и наша команда In Team победила, но в отличие от прошлого года — разделила победу с командой «Шалом». А в отсутствии убедительной победы виноват был Наследов.

На следующий день мы вместе с Маринкой посетили «Взгляд на психологию сквозь призму качественных исследований (qualitative research)» нашего замечательного коллеги Филиппа Барского (да, того самого, который на арфе играет). Не могу сказать, что узнал много нового, но получил нечто куда более ценное — меня внезапно посетили мысли. Сразу же вслед за этим мы пошли на несколько выбивающуюся из общего ряда психологических проектов лекцию Дениса Ахапкина «Когнитивная поэтика: проблемы и перспективы». Там было весело и как обычно в компании филологов мы с Маринкой чувствовали себя убогими неграмотными малознающими быдлоящерами.

А потом было закрытие и глинтвейн.

Помимо всего прочего предварительно договорился с тремя коллегами о перспективах научного сотрудничества, получил одно довольно туманное (в плане его реальности) предложение поработать в научно-практическом проекте (согласился), и попутно вроде бы нашёл заказ для коллеги на небольшую подработку.


А это команда InTeam занята выигрыванием в ЧГК.

10 лет спустя

Сегодня посетил встречу однокурсников. У нас ведь как раз десять лет выпуска, в кои то веки собрались. Конечно, не все, а в основном те, кто сами вспомнил и начал выяснять — а будет ли чего. Человек даже, кажется, двадцать пять отметилось. Выбранное место рассчитано на каких-то крайне непритязательных богатеев. Так что я никому, кроме выпускников факультета психологии, ни зачем, кроме как для отмечалова юбилея выпуска, данное заведение — «Океан», не рекомендую. Это такой ресторан плавучий на понтоне у Биржевого моста, напротив психфака. Я всё помнится, ходил и с завистью временами к нему принюхивался, когда он назывался «Акварель». Но и издалека было видно, что место это тогдашнему мне было явно не по карману. В студенческие годы я как-то больше на вчерашние пирожки со скидкой в той кафешке, которую потом обозвали «Марго Куин», ориентировался. Возьмёшь там кофе «3 в 1» в перерывчике и пока по морозу до факультета обратно добежишь — он и остывал.

Так что я взял с собой пару тысяч рублей, решив их торжественно прокутить. Надо ж показать однокурсникам, что я не нищеброд какой! 🙂

Немного подумав сейчас, я решил, что пара тысяч — это как раз и есть показатель того, что я какой-то нищеброд, ибо это смотря с какой точки зрения смотреть.

В меню меня заинтересовал разве что клубничный суп. Но я решил, что он плохо сочетается с пивом.

Пообсуждали каждый что-нибудь своё. Я дважды на бис повторял для вновь приходящих историю моего увольнения с факультета. У кого-то центр детского развития, а у кого-то двигатель на десятке греется. Кто-то собрался полноценным психотерапевтом заделаться, для чего надо кататься в Финляндию на личную терапию и т.п., а у кого-то танцевальная студия. Кто-то в Москве живёт в основном, а кто-то постоянно с Комендантского в Пушкин на работу катается. У кого-то десять месяцев, а у кого-то в сентябре будет, а кто-то выводок с собой привела.


Все мои фоточки тут, а также в альбоме соответствующей встречи вконтакте.

Научное

Сам толком не знаю зачем, но купил и потихоньку читаю «Я говорю, мы говорим. Очерки о человеческом общении» Александра Войскунского. Меня несколько раздражает старомодный стиль автора, но всё же некоторые вещи интересны. Я знал про опыты с шимпанзе, в которых они узнавали себя в зеркале. Но вот не знал, что шимпанзе, выращенные в одиночестве — не узнают себя в зеркале.

Они опять! Сколько можно!

фЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТвЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«Санкт-Петербургский государственный университет» (СпбГУ)

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
Уважаемые коллеги!
Приглашаем вас принять участие в
XII международной Зимней Психологической Школе молодых ученых СПбГУ.
Зимняя Психологическая Школа будет проходить с 31 января по 5 февраля 2012 года

Основными задачами работы Школы является обсуждение актуальных проблем психологической теории и практики, знакомство с новыми разработками различных психологических школ, обсуждение перспектив психологического образования, приобретение нового профессионального опыта. В 2012 году в центре внимания ЗПШ – междисциплинарные проблемы психологии.
Формы работы Школы: презентации, семинары-практикумы, демонстрационные тренинги, круглые столы, лекции, мастер-классы, дискуссионные клубы, сквозные образовательные проекты.
Сквозные проекты – краткосрочные образовательные программы (20 академических часов), тематика которых соответствует основным направлениям работы Школы.
Направления работы Школы:
1. Психология и социальные науки: междисциплинарный подход
2. Научная деятельность психолога: методологические основы психологии, общая психология, история психологии
3. Методы практической работы психолога: тренинг, психологическое консультирование, психокоррекция и психотерапия
4. Человек в образовательной и развивающей среде
5. Психология в инновационных и бизнес-идеях
6. Интеграция психологических, физиологических и медицинских знаний в спорте высших достижений
7. Информационные технологии и компьютерное моделирование в психологии
8. Психология здоровья.
Оргкомитет приглашает принять участие в работе Зимней Психологической Школы
студентов 3-5 курсов, магистрантов, аспирантов, молодых специалистов и преподавателей.
Формы участия:
1) участие с проектом, поддержанным Экспертным советом оргкомитета;
2) участие без проекта.

Претендентам на участие в работе ЗПШ необходимо до 15 декабря 2011 года:
1) заполнить электронную заявку на участие по адресу: www.zpshspb.ru
2) прислать описание проекта на электронный адрес: zpsh2012spb@gmail.com (требования к описанию проектов представлены на сайте)

Стоимость участия в работе ЗПШ:
1) для участников, предоставивших проект, поддержанный Экспертным советом
оргкомитета, – 6500 руб. (один проект могут представлять не более 2 человек);
2) для участников без проекта – 8500 руб.

Узнать подробнее о ЗПШ и задать появившиеся у вас вопросы вы можете по адресу http://vkontakte.ru/zpsh_spb
Оргкомитет оставляет за собой право отказать в участии в ЗПШ–2012 без объяснения причин. Количество мест ограничено. Соблюдайте сроки подачи заявок.

Научный руководитель: д.пс.н., зам. начальника учебного управления – советник проректора по направлениям история, психология и философия СПбГУ Костромина Светлана Николаевна
Руководитель проекта: студентка 4 курса Адамян Ника Альбертовна
Руководитель программного комитета: студентка 2 года магистратуры Селезнева Дарья Вячеславовна
Руководитель организационного комитета: студентка 2 года магистратуры Ульянова Мария Вадимовна
тел. (812) 328-94-59 (доб. 2192), e-mail: zpsh2012spb@gmail.com

Дилемма заключённого-гражданина

Развивая тему, о которой написала в твиттере

Ситуация с митингами действительно похожа на известную «дилемму заключённого«.

Тысяча граждан одного городка лишены избирательных прав и обворованы. У тирана и вора есть верная ему гвардия. Если больше трёхсот граждан выйдут на улицы на акцию протеста, тиран будет низложен и они получат обратно свои избирательные права (может, даже не будут при этом обворованы). Если меньше трёхсот граждан выйдут на улицы на акцию протеста, они будут побиты, а остальные получат в подарок продуктовый набор.

Вот такие вот примерно у нас правила игры. Назовём это iterated citizen’s dilemma, повторяющаяся дилемма гражданина. Тут есть несколько переменных в этом уравнении:

1) условная величина угнетения тираном (обнуляющаяся в случае успеха протеста)
2) общее количество граждан
3) потребное для успеха протеста количество граждан
4) размер наказания за участие в протесте в случае провала (и вероятность этого наказания)
5) величина бонуса неучаствовавшим в протесте

Интересно, что в ситуации повторяющейся дилеммы вырабатывается эволюционно-стабильная стратегия. И в нашем случае этой стратегией будет неучастие в митинге. Мне кажется, что для того, чтобы не вырабатывалась такая стратегия, организаторам митингов надо договориться и перестать проводить микроскопические бесполезные митинги. Но тут мы сталкиваемся с точно такой же дилеммой, но в отношении организаторов митингов. Договориться и не проводить митинги в течение года, а потом вложить все силы в один митинг — отличная идея. Но предать и провести митинг, пока все остальные только копят силы — значит увеличить свои личные ресурсы и показать себя на фоне молчания остальных! Вот так и живём.

Странно…

«Их ручки исследователи предусмотрительно измазали мазутом, чтобы у посетителей не возникло желания ими воспользоваться.»

Обычно такие бодрые эксперименты проводят американские социальные психологи. А тут почему-то голландские социологи.

круглый стол

КРУГЛЫЙ СТОЛ
«ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ
И ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЙ» (в рамках конференции «Ананьевские чтения — 2011»)
Руководитель: мл.н.сотр. Волохонский В.Л.
Ученый секретарь: доцент Зайцева Ю.Е.

18 октября, 15.30 – 18.00, ауд. 217 (факультет психологии СПбГУ, наб. Макарова, 6)

Участники: Волохонский В.Л., м. н. с. СПбГУ, Зайцева Ю.Е., доц СПбГУ, Волохонская М.С. доцент РГПУ им. Герцена, Четвериков А.А. вып. СПбГУ , Каташев А.В. Студ. 5 к. СПбГУ, Петрова Н.В. Студ. 5 к. СПбГУ, Говорин А.С. — вып. СПбГУ.

Много буков про статистику и психологию

В следующий раз надо будет подумать хорошенько, прежде чем лезть со своими замечаниями на заседании кафедры к человеку, представляющему диссертацию. Коллега после этого подумала месяцок и прислала десяток вопросов. Придётся теперь отвечать!

1) Правильно ли я понимаю, что коэффициент корреляции будет тем ниже, чем больше выборка исследования?

Как правило, да. Накапливаются неучтённые внешние факторы и постепенно коэффициент корреляции снижается.

2) Каков оптимальный (или так сказать, достойный) коэффициент корреляции, чтобы его можно было представить в качестве результата исследования?

Весь вопрос в том, какого рода выводы делаются из этого коэффициента. Вывод о том, что «между этим и этим есть какая-то связь» можно сделать из любого значимого коэффициента корреляции. Но сам по себе этот вывод имеет только теоретическое значение. Вот представьте себе следующую идею: «информация, попадающая в левое ухо, воспринимается менее критично, чем попавшая в правое». Получение значимых различий само по себе будет означать, что некая теоретическая схема, лежащая в основе этого различия, в чём-то близка к истине. Читать далее «Много буков про статистику и психологию»

Владимир Владимирович, что случилось с «Булгарией»?

Тонущая Россия

Катастрофы были всегда. И всегда будут. Всякая система может дать сбой, тем более, техническая. И все-таки катастрофы, настигающие Россию в последнее время, отличаются тремя особенностями: частотой, обилием человеческих жертв и поведением людей.

Полностью согласен с текстом Подрабинека. По этому поводу, в силу своей профессии, не могу не припомнить эксперимент Дарли и Латана, который, пожалуй, упоминается даже чаще, чем их же более очевидный «телефонный» эксперимент.

Латане и Дарли (1968) попросили группу студентов Колумбийского университета заполнить опросник Некоторые испытуемые при этом работали в одиночестве, к другим в комнату подсаживали двух незнакомцев. В то время как студенты отвечали на вопросы (экспериментаторы наблюдали из-за зеркальной стены), через вентиляционное отверстие в стене комнаты начинали впускать дым. Испытуемые, остававшиеся одни, часто с любопытством оглядывались по сторонам и замечали дым практически сразу же, примерно в течение пяти секунд. Те же, кто находился в одной комнате вместе с незнакомцами, продолжали работать, и проходило почти 20 секунд, прежде чем они замечали дым.
[…]
Когда те, кто работал в одиночестве, замечали дым, они обычно в течение какого-то мгновения колебались, затем вставали, подходили к вентиляционному отверстию, принюхивались, разгоняли рукой дым, вновь проявляли колебание, а затем отправлялись сообщить о происходящем. Яркий контраст такому поведению являли группы из трех человек, не двигавшихся с места. Из 24 человек в восьми группах только один человек сообщил о дыме через четыре минуты после его появления (рис. 27-2). К концу шестиминутного эксперимента дым был настолько густым, что почти ничего не было видно. Участники эксперимента протирали глаза и кашляли. Тем не менее только в трех из восьми групп нашлось хотя бы по одному испытуемому, который сообщил о возникшей проблеме.

Но мне кажется, что дело всё-таки не в простой диффузии ответственности и некоторых других феноменах, задействованных в американских экспериментах. В России, о чём в своей реакции отметил , очень странное отношение к безопасности, в том числе и собственной. Такое ощущение, что заботиться о безопасности считается стыдным. Трусостью какой-то. Я чувствую себя крайне неудобно, требуя от пассажиров задних сидений пристегнуться. Не всегда могу себя даже заставить именно потребовать… Помню, где-то недели две назад, зашёл в вагон метро, увидел подозрительную сумку и просто вышел, дождавшись следующего поезда… Но не стал по этому поводу кого-то ещё беспокоить.

Вот. А я сейчас сижу в зале вылета аэропорта Фессалоники-Македония и жду наш рейс на Петербург.