Итоги

Почему бы и не обозреть 2010 год в моей частной жизни… Про политическую я немного отписался тут.

Ох, ну даже не знаю, столько всяких событий было…

1) Прекратил сотрудничество с университетской телестудией. Собственно, оно прекратилось на том, что мне сказали пойти в ректорате договориться о финансировании, а мне было недосуг. Зато начал сотрудничество с Гранями-ТВ, там вышло несколько репортажей. Вообще, превратился из хорошего непрофессионального журналиста-блоггера в плохого репортёра. Вообще-то репортажное видео — это всё-таки не моё. Я ведь больше насчёт текста. Начал, а потом бросил вести прямые видеоэфиры с акций. Самое популярное видео на моём ютуб-канале снято, опять-таки не мной, а Ией Четверухиной:

Читать далее «Итоги»

Надо бы купить…

OZON.ru - Книги | Жизнь "по понятиям" | Л. Волохонский | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-373-03954-3 OZON.ru — Книги | Жизнь "по понятиям" | Л. Волохонский | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-373-03954-3

Впрочем, увы, мой биологический отец в последние лет пятнадцать, судя по всему, был довольно неприятным человеком. Ибо большая часть упоминаний о нём, которые мне встречались — это рассказы о том, какую дрянь он о ком-то опять сказал, кого в стукачи записал, а кого в провокаторы. Видел я его в жизни всего пару раз.

Понял

Наконец-то понял, почему у меня в детстве аммонал не детонировал. Оказывается, всё-таки нужен к нему детонатор помощнее, чем удар кувалдой. Да и количество должно быть побольше. Зато он неплохо горел.

Подумалось вдруг

А ведь прадед-то мой был нелегальным мигрантом из Казахстана. Приехал в Ленинград и как-то тут легализовался.

Пожарное из Германии

Пока мне никак не дописать два поста о наших немецких приключениях, поделюсь несколько неожиданной для меня информацией.

Вот на этом домике сверху написано, что это — добровольная пожарная дружина Рульсдорфа. Оказывается, в практически любой здешней немецкой деревеньке есть своя пожарная дружина. И если что, они действительно не только пьют пиво вместе, но и едут тушить пожар.


В Софиенштедте пусть и не такая пафосная, но тоже есть эта самая пожарная «каланча». Рынды у них, несчастных, вроде бы не имеется.

Как там в Петербурге с дымом?

Вспомнил, как лет десять назад работал я на должности «оперативного дежурного» некого Ленинградского инженерного центра экологических работ (ЛИЦЭР). Тогда тоже весь город был в дыму (и на Васильевском ощущалось), и вот ближе к ночи звонит мне какая-то полоумная бабка и начинает вещать, что она из города выезжает, а там ничего не горит! Что этот дым специально кто-то в город запустил. Я говорю, что мы этим вопросом не занимаемся и мстительно сообщаю ей телефон ГО и ЧС. Бабка отвечает, что они-то ей и дали наш телефон. Один-ноль в пользу их оперативного дежурного. Я говорю, что я могу помочь только одним. Мы сейчас вместе — она в своём районе, а я тут, выйдем на улицу, повернёмся на Запад и начнём дуть.

«Жиды город травят!!!» — заорала бабка и бросила трубку.

Итоги года и планы года

Чем мне запомнился 2009 год?

1) я так и не защитил диссертацию, но хотя бы написал автореферат

2) Мои доходы от сайтов не так чтобы сильно увеличились, но они перестали быть развлечением, а стали частью бюджета. Кроме того, произошла некоторая диверсификация, если это можно так назвать — больше доходов стали приносить новые сайты, я вообще запустил их несколько штук

3) spbgunews.ru можно вынести в отдельный итог года, как самый успешный проект, чей потенциал ещё только начинает развиваться. Стал он некоторым итогом посещения ректора и понимания, что эта тема людям (да отчасти и мне) куда интереснее, чем какие-то митинги (сайт myting.ru — провал года).

4) Мои телепрограммы стали вполне успешным, хотя и весьма трудоёмким опытом. Несмотря на ту огромную работу, которая ложилась на студию по съёмке и монтажу, мне тоже пришлось немало вкалывать. Но это в основном радостный и интересный труд.

5) Проявлял некоторую активность в движении «Солидарность», в конце чего меня избрали в его петербургский координационный совет. Честно говоря, сейчас я даже немного жалею об этом избрании, ибо получаю от этой работы как-то маловато удовольствия. Видимо потому, что не очень-то получается.

6) Написал вместе с ребятами две заявки на гранты и начал собирать дома небольшие посиделки по поводу этого исследовательского проекта. Пожалуй, если подумать, это самое важное из всего, что я в этом году делал.

7) Вообще запомнилось небольшое увеличение (отсутствие грантов компенсировали большие факультетские премии) моих доходов, при существенном увеличении их разнообразия.

Планы на 2010 год

1) Защитить наконец-то диссертацию, ненавижу её.

2) Развивать научный проект, вне зависимости от получения грантов. Запустить наконец-то под этот проект сайт, домен на который я зарегистрировал уже года два назад.

3) Ударно провести первомайскую демонстрацию.

4) Сделать ещё что-нибудь полезное в политической сфере. Конкретные планы оглашать не буду, пока не решу, что сил мне хватит и я это делаю. Всё равно я ни на кого, кроме себя, всерьёз рассчитывать не могу, хотя довольно много людей возьмутся мне помогать. Но никто не возьмёт на себя роль паровоза. А как бы хотелось, чтобы вокруг кипела какая-то жизнь, а я мог бы участвовать в ней своими сильными сторонами. Паровоз — не моя роль. Я должен сидеть в вагоне над картой. Но идиотов, которые в пустом поле сидят в отцепленном вагоне над картой и говорят друг другу «ту-ту» в нашей политике и без меня пруд пруди.

5) Оформить наконец-то индивидуальное предпринимательство, чтобы снизить налоги с доходов по сайтам.

6) Надо написать кучку программ учебных курсов и немного разнообразить свою педагогическую нагрузку.

7) Выполнить ещё несколько давно задуманных интернет-проектов. Но это план в заметной степени на летние каникулы. Кроме того, требует уже некоторых финансовых вложений.

8) Возможно, увеличится моя загрузка по телестудии. А может и вовсе прекратится. В идеале хотелось бы сменить название и чуть-чуть формат своего блока. В общем, тут надо думать и работать.

9) Надо бы летом съездить куда-нибудь с Маринкой. Загранпаспорт, опять-таки, получить.

10) Надо продолжать работать над увеличением доходов. Желательно, чтобы некоторые из моих планов начали приносить мне деньги. Ибо деньги дают возможность реализации других планов. Планы-деньги-планы!

Что-то я в этом перечне, конечно, забыл… Кто-нибудь помнит, что я забыл?

Про Льва Волохонского — ч.3

В отличие от многих «прозревших» вместе с Партией политических активистов, он не связывал с «перестройкой» никаких иллюзий, считая, что в стране вместо подлинной демократизации происходит лишь ротация кадров внутри коммунистической элиты, проводящей реформы в своих интересах. Эта элита адаптировалась к новым условиям: «Лозунг «грабь награбленное» сменился на «дели его» (ИБ ИАС № 46, 1990).
Волохонский высоко ценил реформы Людвига Эрхарда и был сторонником люстраций. В его статье «Рынок или…?» говорится: «Экономическому преобразованию Германии предшествовали политические изменения: национал-социализм был признан, юридически признан, преступной идеологией, лидеры партии были казнены, функционеры арестованы и осуждены, вся страна (западная зона оккупации) прошла денацификацию. Если бы реформы 1948 года планировали и осуществляли деятели 3 Рейха (назвавшись к примеру: «Гестаповцы за демократию»), то скорее всего не было бы никакого «экономического чуда», было бы что-нибудь вроде того, что у нас сейчас» (ИБ ИАС № 69, 1991).
Он был против ваучерной приватизации и свой ваучер получать отказался. Читать далее «Про Льва Волохонского — ч.3»

Про Льва Волохонского — ч.2

Волохонского приговорили к двум годам лагеря общего режима. 15 июня в его защиту выступила Московская Хельсинкская Группа.
Из «Крестов» он сумел нелегально передать на «волю» свое Заявление, в котором говорилось: «Я благодарю всех, принявших участие в моей судьбе, все профсоюзы, выступившие в мою защиту. Я обращаюсь к вам из ленинградской тюрьмы «Кресты» с призывом о дальнейшей поддержке СМОТ. Необходимо предотвратить новые репрессии». Кроме того, также нелегально, Волохонский переслал свои записки, в которых, среди прочего, рассказывал об условиях содержания заключенных в «Крестах». ИБ приводит выдержки из этих записок: «Я живу в маленькой, 7-8 метров, камере, в ней, кроме меня, еще 6-7 человек. Люди здесь уложены в три слоя: три-четыре – на полу, два на нижних «шконках», два на верхних… Справа от двери – кнопка для вызова надзирателя. Вокруг нее надпись: «Ко мне, Мухтар!»… Тут неплохо. Можно вволю спать, думать, читать дрянные книги, общаться с сокамерниками, слушать радио. Бывают интересные передачи местного радиоузла… Например, «Как подавать кассационные заявления», «Воровство – это омерзительно», «Сегодня наказаны» и т. д. А вот цитата из праздничной передачи: «Сегодня, в день коммунистического субботника, народные суды нашего города работали весело и с огоньком». В общем, не скучно….». Читать далее «Про Льва Волохонского — ч.2»

Лев Яковлевич Волохонский

Всё-таки генетические факторы — это сильно. Я своего отца в жизни видел раза два-три. За это время он научил меня разве что жечь бумажки. Тем не менее, жизнь постоянно сводит меня с людьми, которые его хорошо знали. Вчера говорил с двумя такими людьми. Один из них, Вячеслав Долинин, прислал мне файл с написанной им биографией. Пусть будет тут. А то в основном интернет полон упоминаниями о том, кого именно и как именно он обзывал, а также кого считал стукачами и т.п.

В. Долинин: Лев Волохонский

В ряды оппозиции 1970-х-начала 80-х вливались люди, исповедовавшие различные ценности. Их цели (от защиты отдельного человека и распространения информации до радикальных преобразований в масштабах всей страны) и методы (от подпольной деятельности до открытых выступлений) тоже были различны. Среди них встречались как те, кто был готов ограничиться совершенствованием коммунистической системы, так и те, кто считал, что необходим полный ее слом.
Наибольшую известность, благодаря самиздату и зарубежным радиостанциям, а также советским СМИ (их нападкам на диссидентов), получили правозащитники, отстаивавшие политические и гражданские права и свободы. О движении в защиту социально-экономических прав и его лидерах, известно гораздо меньше. Одним из самых активных участников борьбы за социально-экономические права был Лев Волохонский. Свою деятельность, начатую в 70-е, он продолжил и в постсоветское время.
Лев Яковлевич Волохонский родился 16 мая 1945 года в Омске, куда из блокадного Ленинграда по «Дороге Жизни» были эвакуированы его родители. В 1947 семья возвратилась в Ленинград. Прививку от коммунистической идеологии он получил в ранней юности. Родители не скрывали от сына своего далеко не лояльного отношения к тоталитарному режиму, среди друзей семьи были люди, прошедшие ГУЛаг. Читать далее «Лев Яковлевич Волохонский»

Вот такой вот день…

BEGIN DATA

Сегодня я был бездарем. Я совсем обрюзг и окряк за последние годы. Не способен нормально действовать в ситуации отсутствия информации и обеспечить всё с запасом, как это я делал раньше. От меня сегодня не было практически никакого толку. Если не считать мини-экскурсии для пары московских коллег по коридору здания 12 коллегий.

Всё началось с самого самого утра. Помните, я вчера писал, что у меня гипертревожность по поводу опозданий. Ну так вот я опоздал на полчаса. При том, что собирался приехать к дверям родного университета за пятнадцать минут до времени Икс. Временем Икс гениальный Степан назначил 8:45 утра — за 15 минут до начала регистрации участников конференции «Ананьевские чтения». Я приехал в 9:15. Как выяснилось, мог бы и вовсе не приезжать. Впрочем, если я куда-то опаздываю, то как правило, это всё-таки именно такой случай.

Заглянул на пленарное заседание на несколько минут. Поток банальностей был более-менее вменяем, во всяком случае, это можно было слушать без зубовного скрежета. Знаков даже сказал что-то там интересное в рамках полемики с Аллахвердовым.

В итоге я пошёл на факультет, где провёл следующие часы в разнообразных интересных занятиях, включая длительную попытку объяснить одной замечательной девушке, почему она не может начинать свою теорию с нуля, не отвергая или не развивая имеющиеся. Знаете эту вечную проблему — зачем мне читать и разбираться в трудах классиков и как-то привязывать свою гениальную идею к существующим направлениям, если она гениальна сама по себе и никак к ним не привязана?

Однако все эти интереснейшие занятия проходили на фоне постепенно усиливающегося понимания того, что у меня проблема. Проблема эта называлась — я отвечаю за обеспечение аудиторий проекторами. С проекторами проблем не было никаких. Проблемы были с ноутбуками. Вернее проблем с ними не было — не было самих ноутбуков. То есть я уже знал, что ноутбуков у нас на факультете есть две штуки. Ну, тех, которые факультетское имущество. Так что я собирался привезти из дому ещё один. Но забыл его с утра. Так, подумал я. Ну ладно. Поставлю тогда свой сломанный ноутбук (который вожу в багажнике уже месяц, чтобы сдать в ремонт), если ничего больше не найдётся, он, конечно, технически задачу выполнит, хотя эстетически… Но заглянув в багажник, я обнаружил, что ноутбук-то я вожу с собой, а вот блок питания — нет. Зачем я это делаю???

В принципе, ноутбук на факультете добыть можно. Но сегодня мне фатально с этим не везло. В итоге, в 227 аудиторию просто отправился подумать о своей судьбе стационарный компьютер с нашей кафедры, известный как «пылесос» и «компьютер Волохонского». Как «пылесос» он известен не потому, почему вы подумали, а потому что его никто не принимает по внешнему виду за компьютер, он выглядит как футуристический пылесос. У него даже ручка сверху есть.

Всё это время я решал в уме дилемму — продолжать беготню по кафедрам, или же выбрать постыдный и очевидный путь. Выбрал постыдный и очевидный — обратился за помощью к Филиппу Барскому, который наглядно демонстрировал наличие у него этого самого ноутбука все последние дни. И был похож на человека, который уже смирился со своей кармой. Кармой такого человека, который придёт и просто молча поправит всё…

Завтра второй день конференции — секций будет, кажется, пять штук в параллели, но две из них уже сообщили, что справились с вопросом сами.

А ведь между прочим, мы ещё год назад писали заявку на два нетбука на кафедру. Кстати, кафедральный ноутбук, который мы купили с кафедрального гранта в 2003 году, если что, совсем ёк — у него оплётка шнура питания наконец-то окончательно перетёрлась. Лучший вариант — купить за свой счёт этот блок питания. Потому что мы все помним, что отданный в ремонт год назад кафедральный мультимедиа-проектор прошёл через все круги бюрократических заторов и недоразумений, которые закончились тем, что выяснилось — в нём надо менять лампу. Обалдеть. Кто бы мог подумать, что в проекторе на шестом году жизни надо менять лампу? Но мы не такие. Поскольку оная лампа стоит больше десяти тысяч, то мы лучше купим новый проектор на кафедру. По оптимистическим прогнозам, новый кафедральный проектор появится где-нибудь к новому году. Возможно, к новому учебному году, да выпадет шерсть на ногах у людей, придумавших тендеры и публичные закупки.

А ещё меня очень сильно напрягает то обстоятельство, что студентам нашим помимо того, чтобы учиться, надо ещё и работать. Ибо им надо на что-то жить. А я не могу предложить им в этом плане ничего. О какой научной работе вообще может быть речь, если человек не может поселиться в общежитие, ибо у него нет единомоментно 2,5 тысяч рублей, которые туда надо заплатить за год проживания? Понятно, что каждый сам кузнец собственного счастья. Но даже если туда поселиться, то это всё равно общежитие в Петергофе, от которого добираться до факультета часа два-три. Это то есть часов пять в день тратить на дорогу туда-обратно. А я и помочь-то ничем не могу. Ибо даже если мы выиграем оба поданных гранта (а это вполне реально, моя личная результативность в заявках — 75%), это будет приятно, но не решит проблемы. Ну получат они, допустим, по сорок тысяч рублей. Это месячная зарплата в более-менее приличном месте и двухмесячная в неприличном. Или четырёхмесячная зарплата старшего преподавателя нашего факультета.

Это у меня затруднения — денег на то, чтобы колёса у машины не самому менять, не хватает. На новый костюм опять же. На то, чтобы заказать вот прямо сейчас пиццу. Это не затруднения, это кто-то зажрался. Хотя, возможно, для какого-нибудь независимого директора какого-нибудь коммерческого банка, это непредставимый кошмар.

Я, вообще-то, крайне мало обращаю внимание на чужие проблемы. Но в данном случае это не чужая проблема. Это и моя проблема. Потому что эти конкретные оболтусы мне нужны. Просто потому, что в работе в университете практически нет какого-то другого смысла, кроме как во взаимодействии с толковыми студентами.

Ну ладно, пусть работают. Но чтобы у них ещё время оставалось, вот! Вот помню у меня была отличная дурацкая подработка, когда я учился курсе на втором — надо было дежурить сутки через трое (или через двое. не помню) вахтёром/ночным оператором на телефоне в смешном месте под названием «Ленинградский инженерный центр экологических работ». У меня даже запись в трудовой книжке осталась — «оперативный дежурный». Ещё я подрабатывал репетитором. По математике. Потом нашёл ещё одну подработку — делал сайт в одной полунекоммерческой организации. Вот интересно, вообще не помню, как я попал в какой-то коммерческий банк, работать в дурацком отделе по разработке портала психологического тестирования. Я там проработал пару месяцев, но бросил это никчемное занятие.

END DATA.

В общем, ПУСТЬ у них появится какая-нибудь подработка, которая давала бы им скромный доход. ИЛИ ПУСТЬ у меня появится много денег, чтобы обеспечить их скромной подработкой, которая давала бы им скромный доход. ИЛИ ПУСТЬ у нашего университета появится очень-очень много денег, чтобы у меня появилось много денег, ну и так далее.

В общем, кто там вообще всем этим управляет, ты меня понял. И ПУСТЬ НИКТО. Да, И чтобы техника завтра. Хотя техника — неважно. И НЕ НАДО гадостей всяких.
EXECUTE.